Побег на войну

Акция «Время — помнить».

JustMedia продолжает совместный проект с УВД Екатеринбурга и ГУВД по Свердловской области «Время — помнить». Сегодня наш рассказ — о Нине Андреевне Сауленко.

Семью Нины Андреевой война застала, когда ей только исполнилось 15 лет. В то время она с тремя братьями, сестренкой, матерью и отцом жила в Ельни, небольшом городке в 30 километрах от Смоленска. Когда объявили об эвакуации, Смоленск уже был взят в окружение немецкими войсками. Времени на сборы не оставалось. Люди хватали документы и бежали на станцию. А молодая Нина — в военкомат. Наивная девушка была уверена, что ее непременно возьмут на фронт, но ей отказали. Объяснили, что молода еще, и тут же позвонили ее отцу, который в то время возглавлял НКВД. Пришлось вместе с семьей ехать в Сибирь. Не успел эшелон с людьми тронуться с перрона, как началась бомбежка. Гул моторов самолетов, взрывы, изуродованные тела погибших, крики раненых и плачь маленьких детей, глаза матери, наполненные ужасом, навсегда остались в памяти Нины Андреевны. Бомбили около часа. Потом уцелевших спешно пересадили в уцелевший поезд и отправили в Тамбовскую область. Отец Нины Андреевны и старший брат, который в то время закончил военное училище в Ленинграде, отправились на фронт. Нина была старшей дочерью и единственной помощницей матери в дороге.

Первая остановка на станции Ламки Томбовской области затянулась на полтора месяца. Беженцев с поезда встречали, кормили, обували и одевали местные жители. Отзывчивые и приветливые селяне, не раздумывая, предлагали женщинам, старикам и детям, покинувшим свой дом, крышу над головой, а местные власти — возможность жить в домах, спешно оставленных немцами. «Это были очень красивые, аккуратные, светлые домики,— вспоминает Нина Андреевна.— Ухоженные зеленые участки отличались немецким порядком. Местные жители немецкого происхождения были выселены сразу же после начала войны. Но мало кто соглашался жить в домах людей, чья нация принесла самую большую боль советскому народу».
Семья Сауленко временно поселилась в колхозе в 30 км от Маршанска. Буквально на следующий день по радио объявили о наборе добровольцев для строительства военного аэродрома. Тут уже мать не могла удержать свою непоседливую дочь и отпустила, тем более что строительство развернулось недалеко от колхоза. Пока шло строительство, добровольцы  ночевали в палатках. Аэродром возвели за пару недель, после чего Нина вернулась в колхоз. В то время немцы продолжали подступать. Необходимо было снова ехать.
Беженцы эвакуировались в товарных поездах. По пути в Сибирь проезжали Казахстан. «Помню, мы очень долго ехали по территории Казахстана.— Рассказывает Нина Андреевна.— Все те же приветливые лица, но уже с восточным гостеприимством, встречали нас повсюду. Люди несли нам еду и одежду».

А потом Энгельск. Там беженцев пересадили на платформы. Осень в далеком 1941-м году выдалась холодной. Пытаясь согреться, люди жгли костры прямо на платформах. Женщины с маленькими детьми от дождя, ветра и мокрого снега пытались укрыться в пустых цистернах. Лишь добравшись до Челябинска, всех пересадили в пассажирский поезд, следовавший в Новосибирск. Там и остановились. Семью Сауленко разместили в 282-м совхозе имени Сталина.
Неоднократно Нина приходила в местный военкомат с просьбой отправить ее на фронт. Но каждый раз ей отвечали отказом. Настойчивая девушка добилась-таки зачисления в ряды советской армии лишь спустя 3 года. В июне 1944 года ее направили в Хабаровскую разведшколу. По окончании учебы Нине Андреевне предложили должность машинистки в штабе 66-й дивизии 341-го полка и прикомандировали к санитарной роте. Она еще успела догнать войну, приняв участие в боевых действиях против Японии, в разгроме основных сил Квантунской армии.
Войска Забайкальского фронта многие километры шли по труднопроходимой местности. Много преград поставила перед нашими воинами  разбушевавшаяся, как назло, стихия. Из-за проливных дождей река Уссури вышла из берегов. Места, намеченные для сосредоточения войск, оказались затопленными, дороги размытыми. Нина Андреевна помнит как подступали к реке пробираясь  по заболоченному берегу. «Несколько часов мы шли по болоту по пояс в воде,— делится воспоминаниями Нина Андреева.— Вода в болоте была необычно горячей, да еще солнце так и палило. Подойдя к реке, мы начали форсирование». Вместе с сослуживцами, умеющими плавать, Нина Андреева самостоятельно переплыла вышедшую из берегов реку Уссури.

В течение 9 и 10 августа войска фронта форсировали Амур и Уссури, захватили плацдармы на противоположном берегу. В 12 часов ночи началась артподготовка. В эту ночь Нина Андреева впервые приняла участие в настоящем бою. Схватив санитарную сумку, не без страха она побежала на линию огня.  Под огненным заревом в окопе она заметила санинструктора Шуру и направилась к ней. Однако 35-летняя Шура настойчиво попросила Нину вернуться и не лезть под огонь. Она буквально прогнала девушку от себя, и в этот момент рядом с Шурой разорвался снаряд. Ударной волной Нину отбросило. Упав на спину, она ударилась головой о бруствер и потеряла сознание. Очнувшись, Нина бросилась к Шуре, но было уже поздно. Девушка понимала, что Шура спасла ей жизнь. Она понимала так же и то, что она не солдат, а простая машинистка. Потрясенная произошедшим, она вернулась в лагерь.

На рассвете советские войска перешли границу. Элемент неожиданности был столь велик, а удар, полученный Квантунской армией с северо-запада, так силен, что она после него уже не смогла оправиться. Спустя десятилетия Нина Андреевна вспоминает японских самураев, вспоровших себе животы: «Мы шли мимо казарменных домиков, в которых жили японские солдаты. Человек 20 как живые сидели вдоль фундамента. Похоже, они понимали, что терпят поражение, а вернуться или бежать не могли».

Вместе с однополчанами Нина Андреевна прошла Манчжурию, Корею и Китай. «Шанго! Шанго!» приветствовали русских китайцы, когда советские пересекли границу. Красная Армия пришла в Китай как освободительница, как друг и союзник китайского парода. При этом советские солдаты гуманно относились к японским вдовам, оставшимся жить на китайской земле. Нина Андреевна по сей день вспоминает картонный домик японца на окраине небольшого городка под Харбином. Она пришла туда вместе с подругой, чтобы узнать, не нуждается ли в чем-нибудь вдова самурая. Японка встретила русских девушек со слезами. Она тут же проводила их в комнатку к своему двухмесячному ребенку и жестами объяснила, что младенец смертельно болен. В Восточной Азии инфекционные заболевания не редкость. Поэтому у каждого солдата при себе всегда были дежурное лекарство на все случаи жизни — сульфозилидин. Нина раскрошила таблетку и крупицу дала ребенку. Оставив лекарство японке, она вернулась на железнодорожную станцию к месту расположения части. На следующий день Нина вновь увидела знакомую японку. Она, улыбаясь, шла вдоль железнодорожных путей. В благодарность спасительнице она принесла целое ведро вареной картошки.

После разгрома фашистской Германии в сентябре 1945 года был ликвидирован еще один очаг мировой войны — Квантунская армия. Нина Андреева успела догнать войну, приняв участие в боевых действиях против империалистической Японии, 9 сентября 1945 года. Там на Дальнем Востоке она и любовь свою — одну на всю жизнь — встретила. 25-летний старший лейтенант Владимир Андреев привез свою молодую жену в Свердловск. Здесь на Урале у них родились сын и дочь. Владимир Викторович сразу после демобилизации устроился в отдел кадров Свердловского облисполкома, где проработал до пенсии. Там же в штабе более 25 лет трудилась и наша героиня, пока в 1978 году начальник УВО при УВД облисполкома Алексей Анисифорович Балакин предложил ей должность секретаря-машинистки в управлении вневедомственной охраны. Спустя три года Нина Андреевна вышла на пенсию с должности старшего инспектора по кадрам оргштатного отдела и занялась воспитанием внуков. На память об участии в Великой отечественной войне у Нины Андреевны остались Орден «Отечественной войны» II степени, медаль «За победу над Германией», юбилейные награды и маленькая фотография, с 19-летней Ниной в солдатской форме после окончания войны. Спустя годы подросший внук Александр нарисовал бабушкин портрет с фотографии. А дочь написала стихи.

Ты сидишь на лавочке,
Солнце — в волосах,
Молодая мамочка —
Платьишко в цветах.
Будто бы и не было
Тех суровых лет,
На войну не бегала,
Не спросив совет.
Как же ты, бедовая,
Выдержать смогла
Сапоги кирзовые,
Кашу из котла?
Котелок да фляжка,
Скатка на плече…
Путь солдатский, тяжкий
Ты прошла, как все.
Унывать не думала,
Пела и ждала,
И Победой дунуло!
И весна пришла!
…Ты сидишь на лавочке
Солнце — в волосах,
Молодая мамочка —
Платьишко в цветах…

Как трогает это внимание близких Нины Андреевны! Как дороги и светлая память мужа, и ласковые стихи дочери, и этот добрый рисунок, подаренные матери и бабушке в день празднования Победы!

 

 
  
 

 

Просмотров: 1670

Автор: Ольга БЕЛЬСКАЯ, пресс-группа УВО при ГУВД области

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Дарья Сокол, журналист:

«Зима часто может преподнести нам большие сюрпризы»

среда, 27 января

Сегодня

-15
-15
0
0
Днем
-17
-17
Вечером
Загрузка...

Последние события

Вчера в 17:41

Новый зал для занятий самбо открылся в Сысерти

Заниматься в секции самбо в новом зале смогут 350 детей и подростков.

Вчера в 17:41

В России к выпуску готовят третью вакцину от коронавируса

Ее разработал центр имени Чумакова.

Вчера в 17:35

Жители трех домов на ВИЗе остались без отопления

Связано это с повреждениями на сетях поставщика.

Вчера в 17:25

На производство «ЭпиВакКороны» в России выделят 2 миллиарда рублей

В следующем месяце начнется массовый выпуск препарата.