Последний рубеж обороны. Журналисты JustMedia посетили неприступное убежище

В случае химического или ядерного заражения города 600 человек смогут продержаться в нем не менее трех суток.

Катакомбы Екатеринбурга, рассчитанные принять в свои «объятия» людей, бегущих от последствий Апокалипсиса, открыли свои двери для журналистов в честь дня гражданской обороны. Всего на один час нас запустили в параллельный мир столицы Среднего Урала, давно живущей в постоянном ожидании удара от неизвестного врага. Толстые свинцовые двери, два метра бетона и земляные насыпи — ровно столько отделяет беззащитную поверхность от непробиваемого, даже прямым ядерным ударом, убежища для руководящего состава Железнодорожного района Екатеринбурга.

Бункер, в целом рассчитанный на 600 человек, способен уместить в себя весь руководящий состав района и обеспечить руководство обороной и эвакуацией всего гражданского населения. Подобное сооружение в городе далеко не единственное. В Свердловской области насчитывается около 5 тысяч защитных сооружений. В случае чрезвычайной ситуации в них сможет укрыться 56% гражданского населения, а оставшиеся на поверхности люди в случае опасности будут эвакуированы.

 

Глава администрации Железнодорожного района Екатеринбурга Валентин Лаппо, прибывший в убежище, пояснил, что бункер должен обеспечить работу руководства в особый период и способствовать адаптации гражданского населения к военному времени. Кроме того, убежище позволит сохранить функционирование экономики Железнодорожного района — отсюда будут отдаваться соответствующие приказы.

 

В убежище размещены командования семи служб — среди них инженерное командование, коммунальные службы, представители медицины. Кроме того, на базе убежища создана призывная комиссия. Валентин Лаппо добавил, что по назначению убежище не использовалось ни разу, но боевые учения проводятся на его территории каждый год, сирены же проверяются раз в месяц.

Здесь не нашлось места иностранным разработкам — ввиду ее потенциальной «враждебности», заокеанская продукция запрещена. Так, сотовые телефоны в бункере можно использовать разве что как часы или будильник — увы, но связи здесь нет: в военное время мобильная телефония — враг номер 1. Как пояснил корреспонденту JustMedia заместитель начальника отдела гражданской защиты Екатеринбурга по Железнодорожному району Анатолий Лущаков, мобильные телефоны — иностранная разработка. «Мы не можем знать, кто будет нашим врагом, дабы избежать прослушивания, или вычисления координат, от сотовых телефонов на период военных действий необходимо отказаться. У нас был случай на учениях — один из командующих в экстренной ситуации для отдачи приказа воспользовался сотовым телефоном — это стоило ему сурового наказания»,— рассказал Анатолий Лущаков.

Единственно верным средством связи остается радиосигнал на засекреченной частоте. Узнать, на какой же частоте общаются специалисты убежища с поверхностью, выяснить журналистам не удалось. Получилось лишь «рассекретить» позывные:

«Цезий 09», «Цезий 09», это «Ректор 24», прием»,— несколько раз повторил в рацию наш гид по грозным катакомбам. Через несколько минут удалось добиться ответа с поверхности: «Ректор 24», это «Цезий 09», слышу вас хорошо».

Удалось найти в бункере и секретную комнату, внутри нее — пустые сейфы. Как пояснили нам в дальнейшем, в этом помещении на случай войны руководящий состав сможет хранить секретную информацию, сейчас же вся секретность ограничивается только одним названием.

 

 
Мир подземного бункера коренным образом отличается от того, что творится на поверхности — здесь даже воздух другой, очищаемый огромными цилиндрическими фильтрами, словно взятыми из старого советского фантастического фильма. 

 

Убежище наполнено удивительной атмосферой альтернативной реальности. Здесь замерло время, каждая стена, дверь, любая деталь наполнена инновациями 1980-х. Забытые разработки времен социализма доказали свою жизнеспособность именно здесь, под двумя метрами бетона и земляными насыпями. Так, «сердцу» убежища, автономной дизельной электростанции, исполняется 22 года и на пенсию она уходить не собирается.

Опытный поседевший моторист обходит монструозный агрегат, он знает каждый рычаг, каждый недочет двигателя. Моторист нажимает кнопку пуска и наслаждается громким, родным и бесперебойным рокотом аппарата. С его разрешения я беру наушники, предназначенные для сохранения слуха при работе с этим агрегатом, надеваю их и начинаю удивляться, как же мягко рокочет мотор — умели же раньше делать «вечные двигатели».

«Эта дизельная электростанция — практически ваша ровесница, родилась она в 1988 году,— рассказывает корреспонденту JustMedia моторист бомбоубежища.— Я знаю, что такие строили на Алтае, нынешняя их судьба неизвестна — нам поставляют запчасти, а вот новых моторов ДС-Ч4 я не видел уже давно. Подобные моторы устанавливали на малометражные катера, наш же агрегат приспособлен для выработки электрической энергии».

Обращаю внимание на тазики под двигателем, под ванночками для слива дизеля и масла. Моторист поясняет, что это вовсе не является неисправностью — под давлением в мотор поступает топливо, излишки выдавливаются через форсунки, и, чтобы они не залили здесь пол, тазики и стоят. Пожалуй, единственный минус данного агрегата и то несущественный.

 

Как выяснилось, расход топлива у двигателя всего 4,8 литра на количество оборотов, эквивалентное 100 километрам пробега автомобиля, бак рассчитан на одну тонну дизеля — вот и остается посчитать, как долго двигатель сможет обеспечивать электроэнергией станцию без дополнительной заливки дизтоплива. Скорее закончится пища для 600 жителей подземелья, нежели выйдет из строя энергообеспечение станции. Увы, но консервов здесь хватит, по скромным подсчетам, на трое суток — это времени достаточно лишь на то, чтобы полностью организовать эвакуацию мирного населения.

 

По истечению этого времени остается лишь покинуть убежище. Примечательно, но если вдруг завалит главный вход подземного строения, эвакуироваться его жители будут через три запасных эвакуационных выхода. Один из них пролегает сквозь бетонную стену. «Захотите жить — возьмете кувалды и будете пробивать проход на поверхность»,— пояснил гид.

На этот раз пробивать ничего не пришлось, вышли на поверхность мы той же дорогой, что и пришли. После часа пребывания в катакомбах стены и желтый свет люминесцентных ламп начали давить — работать здесь, как в дальнейшем рассказал Анатолий Лущаков, действительно непросто. Помнится, в самарском бункере Иосифа Сталина, путем декораций создавалась атмосфера рабочего кабинета на поверхности земли — даже свет бил в глаза как-то по-другому. Здесь же никаких декораций — лишь серые коридоры, желтые лампы и сильное чувство того, что в этом убежище нам показали далеко не все его секреты.

ФОТОрепортаж о помещении убежища смотрите здесь.

 

Просмотров: 1390

Автор: Вячеслав УСТИНОВ, фото — Валентина СВИСТУНОВА

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Анна Семенова, певица:

«Сегодня мы отогреваемся после заморозков и неизвестно, что будет завтра».

четверг, 28 января

Сегодня

-4
-4
-2
-2
Днем
-7
-7
Вечером
Загрузка...