Откровения бывшего регистратора прав на недвижимость, ныне арестанта

Виктора Шалдина отправили в СИЗО из-за ?полученного образования и жизненного опыта?.

Виктора Шалдина отправили в СИЗО из-за ?полученного образования и жизненного опыта?.

Накануне вечером в Ленинский суд Екатеринбурга вынес решение об аресте бывшего руководителя Учреждения юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним по Свердловской области Виктор Шалдин. Корреспонденту JM удалось пообщаться с Виктором Михайловичем непосредственно перед началом судебного заседания, на котором было вынесено решение об его аресте. JM предлагает своим читателям эксклюзивное интервью с Шалдиным.

- Виктор Михайлович, как вы расцениваете следственные мероприятия, которые сейчас к вам применяют?

- Как юрист ? беспредел! Как государственный чиновник ? попытка расправиться с правопреемником.

- Поясните пожалуйста, что следствие вменяет вам в вину?

- Якобы, я, используя служебное положение, незаконно похитил крупную сумму денег. Помимо незаконно полученной, по мнению следствия, квартиры, мне вменяют еще четыре эпизода.

До 2004 года я не имел собственного жилья. Как военнослужащий я стоял на очереди на жилье. Но, эти очереди не продвигаются. Поэтому, когда я стал руководителем Учреждения юстиции, я обратился за разрешением приобрести себе квартиру за счет средств предприятия. Правительство области дало свое разрешение. У меня есть документы подтверждающие это. Приобретение этой квартиры мне и вменяют.

- Вы сказали, что помимо квартиры в деле есть еще четыре эпизода?

- Да, конечно. Согласно одному эпизоду, я приобрел для нужд медицинской части Свердловского УФСБ сервер, на котором они могли бы хранить всю медицинскую информацию о своих сотрудниках. Я, все-таки бывший сотрудник ФСБ, не мог не помочь своим коллегам. К тому же предприятие у нас не бюджетное, а хозрасчетное?

Второй эпизод: Фонд 400-летия Романовых, в приезд княгини Романовой, попросил меня помочь с транспортом и стендами. Просто, чтобы красиво принять можно было людей? Необходимая техника у меня имелась, я и помог!

Затем ко мне обратились из Фонда помощи ОМОН. Они организовывали при себе небольшое частное охранное предприятие и попросили помочь с аппаратурой. Я предоставил им видеоаппаратуру и прочую технику. На все это есть договора.

И последний эпизод связан с научным центром ?Потенциал?. С 1-го января мы готовились к переходу на бюджетное финансирование. Поэтому мы заказали у ?Потенциала? компьютерную программу для регулирования наших финансовых потоков. ?1С? ведь для этого не подойдет! Однако когда стало ясно, что наше предприятие отходит Министерству юстиции, мы получили распоряжение разорвать все долгосрочные договора. С ?Потенциалом? мы договор разорвали, но так как они выполнили часть работы, мы перевели им определенную сумму денег.

Следствие предполагает, что все эти действия я совершал из корыстных побуждений.

Кстати мы, также содержали и дом-интернат для детей с замедленным развитием. Покупали им телевизоры, одежду. Странно, почему следствие и этот факт не включило в уголовное дело?

- Сейчас будет решаться вопрос о мере пресечения. Скажите, у вас есть родственники за границей, у которых вы могли бы скрываться?

- Родственников за границей у меня нет. Я вообще не выездной человек. Почти 30 лет проработал в ФСБ, на оборонку. За границей тогда ни разу не был. Только в последнее время немного поездил.

- Какие прогнозы вы можете сделать? Как будет развиваться ваше уголовное дело?

- Мне вменяют хищение. Согласно закону хищение должно быть тайным, а у нас все с договорами. Мое уголовное дело передано уже четвертой бригаде следователей. Три бригады следователей до этого ничего преступного не находили. То, что сейчас дело приняло такой оборот, я считаю, не обошлось без указания сверху. Хотелось бы надеется на законный исход дела. Но, к сожалению, я ничего гарантировать не могу. Я не боюсь цивилизованного процесса. Но опасаюсь, что этот суд таковым не будет!

- Вы сказали, что было указание сверху??

- Да! По приказу прокуратуры. Я же говорил, что прошлые следователи не нашли состава преступления. Дело передали молодому следователю, на которого легко надавить. Вы видите результат.

Заседание по рассмотрению меры пресечения Виктору Шалдину продолжалось около трех часов. В его исходе никто из собравшихся, поддержать Шалдина, не сомневался. Почти в 21.30 судья Ленинского района Екатеринбурга Андреев вынес ожидаемое решение: ?в качестве меры пресечения к нему (Шалдину ? прим. ред.) должно быть применено заключение под стражу, а применение более мягкой меры пресечения, является невозможным?.

Супруга Шалдина Анна Денисовна однозначно называет арест своего мужа, местью со стороны Михаила Зацепина, главы ГУ ФРС по Свердловской области. ?Им необходимо замкнуть цепочку. В руках Зацепина службы исполнения наказаний, судебные приставы, но нет доступа к регистрации прав на недвижимость. Им мешал мой муж. Поэтому они и пошли на такие меры. По документам он все еще является руководителем Учреждения юстиции. И банковские счета все еще находятся под арестом. Но кто сейчас сможет разобраться во всех этих юридических коллизиях?, - заявил JM Анна Шалдина.

Виктора Михайловича доставили в СИЗО ?1. Уже на следующий день в среду, из-за тяжелого состояния здоровья, его перевели в больницу при ИТК-2. Сегодня же адвокаты Шалдина направили жалобу на решение Андреева в коллегию по уголовным делам Свердловского областного суда. А сегодня вечером, супруга Шалдина Анна Денисовна обратилась с открытым письмом к общественности и Президенту Путину.

Антон НЕНКОВ

 

Открытое письмо Президенту В.В.Путину

Уважаемый Владимир Владимирович

Я, Шалдина Анна Денисовна жена Шалдина Виктора Михайловича, полковника прослужившего в КГБ - ФСК - ФСБ 27 лет, награжденного Орденом трудового красного знамени, медалью "За безупречную службу" первой, второй, третьей степени, медалью "Ветерана вооруженных сил", медалью Анатолия Кони, орденом Андропова Российской федерации Академии проблем безопасности обороны и правопорядка, памятным знаком федерального управления Министерства юстиции РФ по Уральскому федеральному округу, и многочисленными благодарственными письмами Свердловского Губернатора и Администрации Екатеринбурга, вынуждена обратиться к Вам и общественности за помощью в связи с произволом правоохранительных и судебных органов в отношении моего мужа.
В 1999 году мой муж самостоятельно, без помощи бюджета субъекта федерации, создал Учреждение юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Свердловской области. До 31 декабря 2004 года кроме благодарностей и положительных отзывов о работе моего мужа, я не слышала. С моей женской точки, мой муж для меня - Мужчина с большой буквы, он воспитал двух моих дочерей, а в настоящее время занимается воспитанием 6-летнего внука.
К сожалению, при увольнении моего супруга в 1997 году из органов ФСБ, по достижении предельного возраста, Государство не смогло предоставить ему законную жилплощадь. До 2004 года наша семья проживала в общежитии семейного типа, на территории закрытого военного городка. Работая в должности начальника Учреждения юстиции мой муж обратился с письмом в Правительство Свердловской области, с просьбой помочь решить жилищный вопрос, за счет средств Учреждения юстиции. В Правительстве, учтя заслуги моего мужа, разрешили приобрести квартиру путем участия в долевом строительстве, за счет средств Учреждения.
В связи с незначительным нарушением (на мой взгляд) процедуры оформления данной квартиры, в которой наша семья проживает уже в течение года, ГУ ФРС по Свердловской области в лице Михаила Зацепина, подало гражданский иск к моему супругу Шалдину В.М. - признать регистрацию квартиры незаконной, семью Шалдина выселить и квартиру передать в ГУ ФРС по Свердловской области. Параллельно, по заявлению Зацепина, в следственном Управлении ГУВД Свердловской области 30 марта 2005 года возбудили уголовное дело по факту финансовых нарушений в Учреждении юстиции.
Уточню, что с 1 января 2005 года ГУ ФРС стало правопреемником Учреждения юстиции. Господин Зацепин посчитал себя потерпевшей стороной, в результате того, что на средства Учреждения юстиции была приобретена квартира для семьи Шалдина.
21 марта 2006 года моему мужу предъявили обвинение в совершении преступления по факту присвоения, т.е. хищения чужого имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере. В тот же день Ленинский районный суд Екатеринбурга избрал меру пресечения моему супругу в виде заключения под стражу, хотя на тот момент он проходил стационарное лечение в связи с обострением гипертонии и сахарного диабета в ГКБ   40.
Основанием для заключения под стражу, согласно формулировке судьи Андреева послужили следующие факты: ?При решении вопроса о необходимости избрания наиболее строгой меры пресечения в виде содержания под стражей суд учитывает, что Шалдин долгое время занимал руководящий пост в Учреждении юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Свердловской области. С учетом полученного образования и жизненного опыта, имеющихся обширных связей среди руководящих работников муниципальной и областной власти, а также по своему прежнему месту работы, в силу осведомленностио методах расследования уголовных дел, проведения оперативно-розыскных мероприятий, он может оказать воздействие на установленных по делу свидетелей, способствовать сокрытию документов, представляющих интерес для данного уголовного дела, воспрепятствовав тем самым осуществлению правосудия?.

Уважаемый Владимир Владимирович Вас, как Президента, как полковника ФСБ, как мужчину и отца двух дочерей, я прошу: помочь разрешить согласно букве Закона правовое недоразумение, возникшее в отношении нашей семьи.

22.03.06

Анна Шалдина

Просмотров: 2724

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Наталья Лесникова, ГИБДД Екатеринбурга:

«Даже в самую ненастную и дождливую погоду нужно помнить, что небо голубое»

воскресенье, 05 июля

Сегодня

+17
+17
+24
+24
Днем
+17
+17
Вечером
Загрузка...

Последние события

03 июля 2020 в 19:55

Главный эпидемиолог Екатеринбурга объяснил, какие случаи коронавируса попадают в официальную статистику

Александр Харитонов прокомментировал слитое в сеть письмо главы Роспотребнадзора.