Властям Екатеринбурга не нужны туристы и «старый город». Горожане берут охрану памятников в свои руки

Активисты разработали проект «Реальная история», который может спасти историю Екатеринбурга.

Вот было бы удивительно: приезжаешь в Лондон, а там вместо Биг Бена — стеклянный «Высоцкий». А в Риме вместо Колизея — «Алатырь». Разве можно представить в Париже или в Барселоне безвкусные новостройки вместо Лувра и собора святого семейства Гауди?

 

В вопросе отношения городских властей к историческому наследию Екатеринбург по-прежнему далек от цивилизованной Европы. Действительно шикарные памятники архитектуры растворяются на глазах. Практически полностью уничтожен архитектурный ансамбль на улице Радищева, остались лишь два памятника деревянного зодчества, расправа над которыми — вопрос времени. Один за другим разрушаются старинные здания на улице Розы Люксембург. На улице 8 Марта все наследие изуродовано рекламными баннерами, а на Чернышевского на месте богатых особняков стоят руины. Дамоклов меч завис над улицами Тургенева, Чапаева, Декабристов, Пролетарской. В дикой разрухе, скрытые от глаз горожан, пребывают архитектурные шедевры Верх-Исетского завода и завода «Полтинник».

«Недавно к нам приезжали две иностранки, спросили меня, как пройти в «старый город»,— рассказывает архитектор Марина Сахарова.— Мне нечего было им ответить. Сердце города у нас сейчас в очень странном состоянии…»

 

После этого случая Марина Сахарова поняла: если она сама не займется спасением памятников, они так и будут исчезать с лица Екатеринбурга, уступая место стеклянным уродам. Нашла единомышленников. И результатом совместной деятельности архитекторов, юристов и общественных деятелей стал проект «Реальная история»

 

«Есть несколько предложений, которые спасут памятники архитектуры,— считает Марина Сахарова.— Во-первых, нужно создать интерактивную карту, на которой видно, в каком состоянии сейчас находятся эти объекты. Во-вторых, нагрузить собственников и арендаторов зданий охранными обязательствами. Наконец, доверить реставрацию этих зданий волонтерам. У нас в архитектурной академии многие студенты готовы взяться за эту работу».

 

Активисты проекта «Реальная история» начали с того, что распечатали с сайта министерства культуры и туризма Свердловской области перечень объектов культурного наследия, поделили между собой районы и сверили список с тем, что есть на самом деле.

 

«Я отвечал за улицу Розы Люксембург,— рассказал юрист Дмитрий Палтусов.— Насчитал порядка десяти зданий, которые уже утрачены. Многие дома варварски перестроены, к старинным усадьбам пристроены убогие стеклянные мансарды, от других остались только фасады. И видно, в чем проблема: здание живет, пока у него есть владелец».

 

Сверка списков с реальностью — первый шаг проекта. Вторым шагом стали жалобы по целому ряду объектов в надзорные и правоохранительные органы. Теперь, если какое-нибудь здание ночью зацепит экскаватор с соседней стройки, отвечать будут эти самые органы. Наконец, третий шаг — это законодательные инициативы на уровне города и области, направленные на сохранение культурного наследия.

 

«Например, предлагать бизнесу нести ответственность за культурное наследие,— говорит Дмитрий Палтусов.— Проводить конкурсы, победители которых реставрируют здание за свой счет, но при этом получают право арендовать его в течение нескольких лет по льготной ставке. Такая схема реализована в Москве. В Тюмени поступили по-другому, там законодательно запретили любое строительство на месте снесенного памятника архитектуры в течение 10 лет».

 

Впрочем, опыт Тюмени — не панацея для культурного наследия Екатеринбурга.

 

«Такой закон все равно не спас бы дом инженера Ярутина,— уверен активный защитник исторического облика города, лидер группы «Чайф» Владимир Шахрин.— Строители «Высоцкого» изначально не собирались ничего строить на этом месте. Им нужно было подвести коммуникации к небоскребу. Лень было вести трубу в обход здания, вот и снесли памятник. Нужны другие меры. Например, неотвратимость наказания для тех, кто нарушает законы».

 

Впрочем, МУГИСО, которому этим летом передали функции министерства культуры по охране культурного наследия, не разделяет энтузиазма общественников. И в каждой бочке меда чувствует привкус дегтя.

 

«Мы только за введение любых мер по спасению памятников архитектуры,— говорит заместитель министра по управлению госимуществом Артем Богачев.— Но как на это будет смотреть ФАС? В Москве сейчас это работает так: на время реставрации назначается обычная арендная плата, а после реставрации — один рубль за квадратный метр. Но где гарантия для бизнеса, что после реконструкции будут даны эти преференции? Запрещать строить на месте разрушенных памятников мы тоже не можем: неразграниченными землями распоряжается муниципалитет».

 

Впрочем, оправдания замминистра выглядят, по меньшей мере, неубедительно: что мешает прописать в законе все эти нюансы? А в целом все сводится опять к стенам Серого дома. Если городские власти решат для себя, нужна ли Екатеринбургу выставка «ЭКСПО-2020», узнаваемость за границей и въездной туризм, «старый город» не только не будут разрушать, но и приведут в порядок. Город без истории никогда не сможет стать всемирно известным городом.

Просмотров: 6170

Автор: Евгений Катыхин

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Ирина Зубова, руководитель отдела наружной рекламы:

«Эх, январь, мороз жестокий с большой, но ледяной душой».

среда, 20 января

Сегодня

-13
-13
-11
-11
Днем
-20
-20
Вечером
Загрузка...