Здесь всплывает даже золото! В сточных водах Екатеринбурга находят украшения, водительские удостоверения и криминальные трупы

Экскурсия на аэрационные станции Екатеринбурга.

Наверное, многим женщинам знакомо горькое ощущение утраты, когда в сток раковины ускользает положенное на край украшение. Хорошо, если повезло с реакцией. Тогда удается быстро выключить воду и выловить его каким-нибудь крючком в изгибе колена трубы. Если нет — остается только попрощаться с любимой вещицей.

 

Между тем, не исключено, что колечко или цепочку все-таки удастся обнаружить. Правда, уже совсем в другом месте. Таким мест в Екатеринбурге два: Южная и Северная аэрационные станции, через которые проходят все канализационные стоки мегаполиса. Сегодня МУП «Водоканал» пригласил представителей СМИ на обе аэрационные площадки — познакомиться со «сточным» хозяйством и оценить «старое и новое». 

 

Не работа — золото!

 

Площадка Южной аэрационной станции (ЮАС) расположена в районе Химмаша на левом берегу реки Исеть. Выйдя из автобуса у ворот станции, многие гости тут же вытаращивают глаза и зажимают носы. Что тут скажешь — запах малоприятный. Описывать его смысла нет — наверное, у всех когда-нибудь засорялась раковина. Однако набираемся мужества и идем вперед.

 

Городские стоки сейчас уменьшились, но это ненадолго

Технический директор МУП «Водоканала» Вадим Кузнецов сообщил, что Южная — это первая аэрационная станция города, она была построена в 60-70-е годы прошлого века.

«Станция рассчитана на 460 тысяч кубометров в сутки, сейчас ее мощность составляет 350 тысяч кубометров. Водопотребление снижается — понятно, почему: сейчас у многих посудомоечные, стиральные машины, да и водосчетчики помогают экономить. Снижение водопотребления составляет сейчас 40 процентов. Это потолок, мы готовимся к росту, он будет вызван, скорее всего, увеличением численности горожан»,— рассказал он.

 

По словам Вадима Кузнецова, основных этапов очистки стоков три — механическая очистка, биологическая очистка, дезинфекция. Идем осматривать все циклы очистки.

 

Территория станции огромная — 47 гектаров. Здесь чисто — по крайней мере, это ощущение дает свежевыпавший снег. Но видно, что сооружения советского периода заметно обветшали. Заходим в цех механической очистки. Здесь установлены решетки, которые задерживают мусор. Рядом сними — огромные чаны, в которых лежит все выловленное. На первый взгляд, большую часть мусора составляют овощные очистки.

 

Вот оно, наше «золото»

«Вот оно, наше «золото»,— комментирует картину генеральный директор МУП «Водоканал» Александр Ковальчик.— Кстати, и само золото здесь тоже встречается, ведь многие женщины роняют украшения в сток».

 

Решетки здесь двух видов — старые и новые, последние «работают» более плодотворно, ведь отверстия между пластинами у них меньше.

 

На вопрос, как часто находят здесь ювелирные украшения, ответа не последовало. Что с ним происходит дальше, понятно — видимо, колечки и цепочки становятся «бонусами» к зарплате местных сотрудников. Правда, им не всегда приходится вылавливать такие приятные сюрпризы.

 

«Бывает, что находим водительские удостоверения, а иногда — даже криминальные трупы. К счастью, это бывает нечасто»,— добавил сотрудник ЮАС.

 

Дальше идем к «песколовкам», которые улавливают песок и взвеси. В этих прямоугольных сооружениях бурлит вода, уже очищенная от крупного мусора.

 

«Откуда в стоках берется песок? Ну как откуда — обувь же дома моете, а куда сливаете грязную воду?»— отвечает Александр Ковальчик.

 

В отстойниках грязь медленно оседает на дно

Весь выловленный песок откачивается на песковые площадки, а потом вывозится — «захоранивается» на мусорных полигонах (на Широкореченском, например), так как относится к IV классу опасности. А очищенные стоки идут в специальные отстойники — в этих резервуарах вся грязь медленно оседает на дно.

 

После отстойников сточная вода попадает в «аэротенки» — там идет биологическая очистка. После вторичных отстойников избыточный ил отжимается и поступает на иловые поля, где «вылеживается» в течение полутора-двух лет. А вода проходит последнюю очистку — хлорированием. Говорят, это уже устаревшая технология, которая на более современной северной станции заменена очисткой ультрафиолетом.

Последний этап — выпуск воды. Отсюда очищенные стоки попадают в реку Исеть, воду из которой, кстати, пьют жители Каменска-Уральского. Впрочем, стоки, хотя все еще немного мутные, уже практически не пахнут.

 

Очищенные стоки попадают в реку Исеть

«Удивительно, но требования к качеству питьевой воды ниже, чем к очистке стоков. Получается, человек пить может, а рыба — нет. Поэтому стоки чистим очень хорошо»,— уверяет Александр Ковальчик.

 

Без очков не входить!

 

Северная аэрационная станция находится на Уралмаше, по занимаемой площади она в четыре раза меньше, чем Южная. Станция построена в 2002 году, из трех запланированных комплексов возведено пока только два. Возле сооружений почти нет запаха, зато он встречает, едва поднимается автоматическая дверь в здание, где находится участок механической очистки и песколовки (эти два этапа очистки здесь объединены).

 

Современные решетки соседствуют с песколовками

«Техника работает на совесть — наши песколовки задерживают до 98 процентов песка»,— говорит начальник цеха Александр Горюнов.

 

Как и у всего современного оборудования, вид у этой техники «космический». А людей в комплексе нет — все процессы здесь полностью автоматизированы (кто же тогда «вылавливает» золотые находки?).

 

Интереснее всего на самом последнем этапе очистки стоков. Вода здесь обеззараживается не хлором, а ультрафиолетом. На двери висит табличка: «Доступ посторонним лицам воспрещен!», рядом нарисовано лицо в темных очках. При входе сюда лучше защищать глаза — ультрафиолет здесь мощный.

 

Лампы установлены прямо в «бассейнах» с водой, зеленая подсветка придает воде красивый «морской» оттенок. Хорошо видно, что вода и вправду чистая, практически прозрачная.

 

Темные очки — часть спецодежды Александра Ковальчика

«Раньше воду хлорировали, а с 2010 года применяем для обеззараживания ультрафиолет,— рассказала ведущий инженер Галина Леухина.— Очищенные воды попадают отсюда в реку Камышинку, потом в Калиновку, а оттуда в реку Пышму. Кстати, вскоре после отказа от хлора мы стали обнаруживать в Камышинке рачков, это говорит о том, что вода «живая», здесь и рыба водится».

 

 

Напоследок гендиректор МУП «Водоканал» рассказал, что до 2025 года эти две аэрационные площадки Екатеринбург вполне устроят.

 

«Правда, если город «примет» Верхнюю Пышму, новые микрорайоны — придется расширяться»,— добавил Александр Ковальчик.

 

ФОТОрепортаж с экскурсии на аэрационные станции Екатеринбурга смотрите здесь.

Просмотров: 4402

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

понедельник, 25 января

Сегодня

-15
-15
0
0
Днем
-17
-17
Вечером
Загрузка...

Последние события

Сегодня в 11:48

Ежемесячная компенсация расходов депутатов в 2021 году составит 57,5 тысяч рублей

Проект решения рассмотрит екатеринбургская городская дума.

Сегодня в 11:43

На Среднем Урале подтверждена смерть шестнадцати пациентов с CoVID-19

За время пандемии зарегистрировано 1 938 летальных исходов.

Сегодня в 11:35

Во вторник гордума озвучит имена кандидатов на пост мэра Екатеринбурга

Всего на вакантное место претендуют 44 человека.

Сегодня в 11:20

В образовательном форуме спортивного клуба УрФУ «Топ-100» приняли участие 100 вузов России

10 лучших получили наборы лицензионного оборудования для приемки ГТО и 10 получат ИТ-поддержку для создания сайтов.