«Разорвал кофту, а ведь это мог быть мой живот». Откровения беременной дрессировщицы яков

Корреспондент JustMedia.ru провел целый день с дрессировщиками рогатых животных.

JustMedia.ru продолжает рассказывать о закулисной жизни артистов цирка. На этот раз мы посмотрели, как дрессируют яков. Конечно, работать с ними не так страшно, как со львами, но опасаться, все же, стоит. В труппе Гии Эрадзе горных животных укрощает семейная пара – Максим Бощенко и его беременная жена Екатерина. О том, чем непослушных животных бьют по носу, и как они потом обижаются, историю самого старого яка, а также о том, что происходит на манеже во время дрессировки – читайте в нашем репортаже.

 

«Это я уже учился у животных: куда подойти, как правильно встать»

 

Максим Бощенко начал сотрудничать с цирком Гии Эрадзе 7,5 лет назад. Тогда, говорит артист, на время гастролей во Владивостоке его пригласили артистом балета в цирк. Под «конец города» (артисты цирка меряют гастроли городами, в которых выступают, – прим. ред.) Гия предложил ему работу в труппе в роли королевского шута.

 

«И я согласился. Помню, пришел домой и сказал маме: «Я иду работать в цирк!». Она спросила: «Кем? Клоуном?» Я ответил ей на это: «Почти. Шутом», – говорит Максим.  

 

 

 

Спустя три года работы после того, как изменилась концепция шоу, Максиму предложили попробовать себя как дрессировщика яков. Тут сильных трудностей не возникло – «на них уже были поставлены номера» предыдущим дрессировщиком.

 

«Мне дали трех яков, на которых уже была поставлена работа. Это я уже учился у животных: куда подойти, как правильно встать», –  вспоминает Максим.

 

Сейчас у Максима уже 6 яков: Илюша (самый старший, ему 8 лет), Сид, Алмаз, Диего, Мэни и Тор – самый молодой, который появился полтора года назад. Дрессировать их вместе с солисткой балета Екатериной Максим он начал два года назад, когда к ней от Гии поступило аналогичное предложение.  

 

Поначалу животные проверяли своих дрессировщиков на стойкость.

 

«Мачо, которого уже сейчас нет в цирке, мог идти на меня с рогами. Этот большой черный кавказец специально пытался вытащить меня с манежа, проверял –  совладаю с ним или нет. Я раз форпатчиком (палка с маленьким хлыстиком на конце) ему по носу – не боится, ап, еще раз по носу – успокоился. Ну, так и подружились», – рассказывает мужчина.

 

 

 

«Яки специально делали так, чтобы я ошиблась»

 

У Екатерины другая история. Ее она рассказывает в гримерной «для девочек», которая вся усыпана блестками. В самом начале ее карьеры яки специально делали так, чтобы девушка ошибалась.

 

«В дрессировке всегда очень важен корпус – как ты стоишь по отношению к животному. Если ты гонишь его, то надо обязательно стоять к яку в обороте. Если начинаешь поворачиваться к животному боком, то он уже думает, что надо остановиться и начать бежать в обратную сторону. И, по началу, ты невольно забываешь это правило и, как-нибудь, во время репетиции поворачиваешься, чтобы спросить Катю Зверинцеву (дрессировщик, которая обучала Екатерину и Максима): «А, что дальше?». И в этот момент яки раз, и все останавливаются. И все – они не идут. Ну, ты, конечно, начинаешь их снова гнать, а они на тебя смотрят и как бы говорят: «И что, ты думаешь, мы тебя слушаться теперь будем? Нет уж, ты сама ошиблась», – делится она воспоминаниями.

 

Сейчас Екатерина беременна. Она говорит, что ей страшно за ребенка, но все-таки продолжает заниматься опасной работой. Во время нашего разговора она вспоминает, что в начале главное для нее было – выработать командный голос и преодолеть страх перед яками, потому что это «все равно такая порода животных, которая нет-нет, да может и на рог надеть». В подтверждение своих слов она вспоминает случай, когда прошлым летом во время «игры» один из них разорвал ей верх у кофты:

 

 

«Тор как-то в хорошем настроении заигрался во время репетиции и порвал мне вот здесь полностью кофту (показывает наверх в районе груди) рогом. А ведь это, действительно, мог быть мой живот. Поэтому в отношении Тора я сейчас, конечно, могу переживать, а за остальных поменьше».

 

Екатерина признается, что ей бы хотелось, чтобы на время беременности ей выдали «хорошую защиту». Но тут же идет к шкафу с костюмами и показывает нам свой сценический корсет, который надевает на время выступления. Говорит, что «так-то он, более-менее, тугой»: «Конечно, если як в этот момент злой и агрессивный, то он проткнет его, а если просто играет –  нет».

 

Отметим, что поженились Катя и Максим в Екатеринбурге не так давно –  14 февраля 2020 года. Урал они выбрали именно потому, что здесь у них «все началось».

 

«У нас все закрутилось в Екатеринбурге два года назад, поэтому мы и расписаться решили в этом же городе. Мы должны были приехать сюда перед Новым 2020-м годом, но получилось попозже. Нас же – цирковых – расписывают по специальным справкам, в которых прописано, что мы на гастролях. И вот, нам предложили День всех влюбленных – 14 февраля. Мы с удовольствием согласились. Тем более, что мы ждем пополнения в семье», –  объясняет мне Максим.

 

Работать в цирке Екатерина собирается до тех пор, «пока это будет возможно в эстетическом плане»:

 

«Чтобы не выходила в манеж какая-то непонятная беременуха. Но у Гии во всех коллективах беременные работали до конца. Посмотрим, что придумается. Может, платье мне переделают. Но, и, опять же, посмотрим, в каком состоянии я вернусь из отпуска».

 

 

«Приходится опять сюсюкать, чтобы як понял, что ты не всегда злой, чаще – добрый»

 

Чтобы посмотреть на то, как яки проводят дни в цирке – приходим к 8:30. Максим сразу провожает нас в загон и начинает рассказывать про своих подопечных. В самом начале молодой человек дрессировал трех яков: Илюшу, Мачо и Алмаза. Последнего дрессировали и выпускали на манеж до самой старости и только в 13 лет сдали в губернаторский заповедник в Тюмени.

 

«Это тибетский як с огромными рогами, проработавший в цирке 15 лет. Сдали мы его уже более полутора лет, тогда ему было примерно 13. Он уже плохо ходил и видел. Бывало, что во время бега на репетиции у него уже отлетали кусочки копыт. В прошлом году мы ездили в этот заповедник, узнавали, как он. Все хорошо, до сих пор живет», –  рассказывает Максим историю, стоя посреди загона.

 

 

Два с половиной года назад цирк закупил еще трех яков: Сида, Мэни, Диего, и полтора года назад – Тора. Животным с утра несут сено. Пока они жуются, Максим подходит к «клетке» с надписью: «Илюша» и говорит о его особенностях. Сейчас Илья самый старший из всех 6 яков, которых дрессирует влюбленная пара.

 

«Илюша у нас хомяк. Он любит, когда его чешут за ушком. В цирке нет определенного возраста пригодности животных. Сейчас ему идет восьмой год. Думаю, что он еще стабильно будет работать у нас 3-5 лет. Если начнет плохо бегать – перейдем на более лайтовые трюки. Например, шар прокатить», – говорит Максим.

 

 

Все яки, по его словам, очень разные. Одному можно просто показать пальцем, что сделать, а другому надо сказать вежливо, пригласить, типа: «Пожалуйста, будьте так любезны!». «Вот Алмаз у нас такой. А вообще, какой характер у горных кавказских ребят? Серьезный такой нрав», – добавляет он.

 

Дрессировщик подходит к яку Диего, чтобы поправить недоуздок – тот резко отворачивается.

 

«Вот он такой. Нет-нет, да показывает свой характер. Животные могут еще и запомнить, что ты когда-то сделал им плохо – накричал, и могут потом дуться. Приходится возвращать доверие. Как-то было, что я сильно наругал Диего, он потом не разговаривал со мной и трюки делал через пень колоду или вообще отказывался их выполнять  – не шел ко мне ни в какую. Ну, вот приходится опять сюсюкать, чтобы возвратить доверие животного. Чтобы як понял, что ты не всегда злой, чаще – добрый», – объясняет Максим.

 

За время рассказа этой истории ему удается поправить неодуздок, держа Диего за рога, когда тот вертелся.

 

«Да, кстати, трех яков мы назвали, как героев из «Ледникового периода». Сейчас идем к Сиду. Он самый характерный: дерганый, суетной. Ну, прямо, как Сид из мультика. Нам сначала даже приходилось его подкармливать, чтоб он дал надеть на себя недоуздок», – говорит Максим, гладя животное по голове.

 

 

Очередь доходит до Мэни.

 

«Это наш мамонтенок. Мой любимчик. И он, кстати, стал понимать это, поэтому иногда строит из себя. Говорит: «Я на хорошем счету, значит, могу и поребячиться», –  с улыбкой рассказывает дрессировщик.

 

К слову, у супруги Максима другой любимчик – Сид. Он первый пошел к ней «на контакт».

 

 

 

«Если они станут драться между собой, то у них это войдет в привычку, и они начнут нападать уже и на нас»

 

Собираемся на «прогон». Для начала Максим показывает нам набор стеков, форпатчиков и ширбарьеров. 

 

«Но это не основное, что мы используем для дрессуры. Это идет, как бы, между прочим. Основное – это слова, жесты, прикормка», – тут же уточняет он.

 

Подходим к «дому животных» – ассистенты расчесывают яков. Это обязательно перед каждой репетицией и выходом на сцену. Животные не сопротивляются. Кажется, им нравится этот процесс. На специальных расческа остаются большие клочки шерсти – у животных сезонная линька. Моют яков гораздо реже, чем вычесывают – два раза в город: во время приезда на гастроли и перед выездом в другой город.

 

 

«Два с половиной года назад мы закупили мне четырех яков, и сначала только три месяца ушло на то, чтобы убрать у них страх. Мы просто учили их выходить вместе с нами из своего «дома», пройтись до манежа побегать там. Сначала занимало минут 40, чтобы они просто вышли, повернулись вокруг столба и пошли обратно. Шаг – морковка, шаг – морковка. Так и работали с ними», – вспоминает Максим, прогуливаясь по загону.

 

– А как приучали к шуму? Ведь на представлениях в цирке много народа и очень шумно, – интересуюсь я.

 

– Поначалу мы просили, чтобы у нас была полная тишина, никого не было. Потом они начали привыкать к уборке в загонах. После этого мы уже потихоньку начали просить уборщиц походить в зале во время репетиции. Потом начали включать в колонках музыку. А там уже начали световиков подключать и коллег, чтобы они сидели и хлопали. Вот так, собственно, они и перестали обращать на все это внимание, – отвечает Максим.

 

– А отсебятину они во время выступления какую-то могут сделать? – задаю я следующий вопрос.

 

– Да, особенно Диего может вытворить такое. На одном из выступлений у меня 4 яка стоят на тумбах, а мы с Илюшей идем по кругу. И Диего прямо ждал, когда я спрячусь за Алмаза, спускался с тумбы и ходил-гулял вокруг сам по себе. А ведь бывает так, что один такое что-нибудь начинает, а другие в хорошем настроении поддерживают. Буквально не так давно все начали бегать, прыгать на сцене. Пришлось усмирять! Но между собой драться мы им не разрешаем. Если начинаются рамсы –  сразу пресекаем. Потому что если они начнут драться между собой, то у них это войдет в привычку, и они начнут нападать уже и на нас.

 

 

«Я – плохой, а Катя – хорошая, к ней как к маме идут за морковкой»

 

Наша репетиция чуть задерживается – дрессировщики медведей еще не ушли с манежа. В свободное время Максим начинает вспоминать, как вели себя маленькие яки: 

 

«Когда они только начинали и были малышами, что вытворяли! Как-то на одной из репетиций они просто ходили, гуляли. Диего чего-то испугался или просто у него было хорошее настроение, и он перепрыгивает через барьер и просто поднимается по лестнице до самого верха зала. И как будто в горах таким суровым взглядом смотрит на тебя. Ну, мы подошли взяли и спустили его вниз».

 

– А яки вообще отличают работу и репетицию? – снова интересуюсь я.

 

– Да. На репетиции они халявят, –  уточняет Максим.

 

 

Из их пары дрессировщиков, как признается Максим, он – плохой, а Катя – хорошая: 

 

«Я могу и покричать, и по носу хлопнуть. А к ней они идут за морковкой, как к маме. Папа накричал, значит пойдем к маме. А в плане дрессуры мы вместе придумываем трюки. Сейчас, например, придумали элемент, когда Тор подносит Кате розочку».

 

13:10 – Максим и Катя переодеваются, а мы проходим в зал на репетицию. Яков выводят на манеж – каждого ведет отдельный ассистент. Перед отработкой трюков животных гоняют по кругу. Минут 15 слышно только сильный топот копыт и крики Кати: «Сид быстрее!» Да, сегодня як, названный в честь ленивца из «Ледникового периода», не очень настроен сильно выкладываться. Животные бегают ровно по кругу и за манеж не выбегают.

 

Первый трюк, который отрабатывают – шары. Он не сложный для животных –  яки без проблем катают их по сцене. На манеж начинают выносить железные круги. Яки должны перепрыгивать с одного такого круга на другой. Тут уже возникли небольшие сложности. У одного из яков, кажется, это был Сид (но это не точно), не было настроения выполнять его, и он просто вышел из железного круга и встал на бортик манежа. Он же неохотно перепрыгивал через барьеры. Остальные делали это с легкостью.

 

 

За час яки еще успели отработать «поклоны» и команду «лежать». Вот тут, как признается Катя уже после репетиции, она ошиблась:

 

«Когда мы их всех четверых кладем, обычно надо говорить «лежать», а я сказала «поклон». И вот Мэни уже настолько все выучил, что лег, как и надо было. А Сид встал в поклон. И он не виноват в этом, я сама дала ему не ту команду. А он молодец, что слышит меня».

 

Полноценно яков кормят уже вечером – до этого они жуют сено и едят морковь во время репетиции. К слову, за все время репетиции специальные сумки для прикорма, как я заметила, успели наполнить морковью раз пять.

 

В конце дня каждому яку приносят «богатырский ужин»: около двух килограмм каши (овес или геркулес) и два килограмма овощей (картошка, свекла, морковь).

 

 

Просмотров: 6053

Автор: Дарья Александрович

Фотограф: Алина Шешеня

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Ольга Никоян, Свердловский госархив:

«До +25- самая приятная погода для долгих прогулок по нашему городу»

четверг, 09 июля

Сегодня

+28
+28
+35
+35
Днем
+22
+22
Вечером
Загрузка...

Последние события

Сегодня в 12:12

В Свердловской области начинается изменение региональных законов в соответствии с новой Конституцией

Куйвашев поручил кабинету министров начинать готовить предложения.

Сегодня в 11:57

В Казахстане обнаружена нехватка 1,4 тысяч врачей для борьбы с COVID-19

За последние сутки в стране зафиксировано 1 962 новых заразившихся коронавирусом.

Сегодня в 11:50

Шесть пациентов в COVID-19 скончались за сутки в Свердловской области

Общее число летальных исходов – 147.

Сегодня в 11:22

United Airlines и American Airlines приостановили рейсы в Гонконг из-за требований аэропорта

Власти Гонконга сделали тест на COVID-19 обязательным для всех прибывающих экипажей.