Жан-Поль Вигье, архитектор: «Высота небоскреба не важна. Главное, чтобы он был комфортен и многофункционален»

Известий французский архитектор рассказал JustMedia.ru о том, каким должен быть небоскреб и как вписать его в ткань города.

Жан-Поль Вигье, архитектор: «Высота небоскреба не важна. Главное, чтобы он был комфортен и многофункционален»
Жан-Поль Вигье, архитектор: «Высота небоскреба не важна. Главное, чтобы он был комфортен и многофункционален»

Известный французский архитектор, собственник бюро Jean-Paul Viguier SA d'architecture Жан-Поль Вигье посетил Екатеринбург. На форуме высотного и уникального строительства 100+ Forum Russia эксперт поделился с российскими девелоперами и архитекторами опытом возведения небоскребов. На примере своих проектов рассказал об отличительных чертах и инженерных особенностях высоток.

 

 JustMedia.ru удалось встретиться с Жан-Полем Вигье и поговорить с ним о том, каким образом необходимо «вписывать» небоскреб в городскую среду, в каком направлении — в высоту или в ширину — должен развиваться город, а также о том, как с помощью этажа-парка и открывающихся окон сделать бездушную «стекляшку» человечной. 

 

 

 

—Если вы знакомы с архитектурой российских городов-миллионников, то как бы вы ее охарактеризовали? Есть что-то уникальное, или она эклектична? Что вы в общем думаете об облике российских мегаполисов, и чего им не хватает?

 

—В ельцинские времена я довольно долгое время работал в Москве, поэтому я знаю этот город. В частности, был проект по реконструкции и перепрофилированию объекта в жилое здание. Также несколько десятилетий назад был большой проект по созданию многоэтажных зданий в Гагаринском микрорайоне Москвы, который реализовался по типу высотного квартала Ля Дефанс в Париже. Я знаю, что сейчас в столице России есть квартал «Москва-Сити», где в одном месте собраны высотные здания. Такое же место есть и в центре Екатеринбурга.

 

В европейских странах (я думаю, что и в России), в отличие от США, есть исторический центр с древними зданиями, которые не хочется разрушать. Но время диктует свои правила. Поскольку сегодня половина населения планеты живет в больших городах, то высотные здания становятся все более востребованными. Через несколько лет уже 75 процентов людей будут жить в городах. Также люди больше не хотят долго ехать до работы и стремятся жить как можно ближе к центру, потому что время в пути убивает жизнь — это упущенное время, которое можно было потратить на более важные дела. И сегодня в Европе, за исключением Лондона, регулярно сталкиваются с проблемой размещения в городе высотных проектов.

 

 

 

—И как европейские города намерены поступать в сложившейся ситуации: увеличивать города за счет новых территорий или заниматься уплотнительной застройкой центра?

 

—Высотные здания в послевоенное время считались решением проблемы плотности населения, поэтому жилье начало расти вверх. Основа концепции строительства в XXI веке заключается не в том, чтобы просто построить башню — надо сделать ее многофункциональным комплексом, который включает в себя все сферы жизни.

 

—Как вписать небоскреб в городскую среду, чтобы он стал продолжением существующего города, исторической части?

 

—Это острая проблема, особенно это чувствуется, как я уже говорил, в старой Европе. Например, в Париже есть район османского периода, который жители очень любят и не хотят, чтобы его изменили. Тогда возникла идея возведения микрорайона высотных зданий, который мы вынесли за пределы исторического центра. Но я не говорю, что мы должны просто оставить исторический центр и уйти на периферию города. Если мы превратим исторический центр в музей, то город умрет.

 

Решением данной проблемы может стать постепенное изменение центра. Не обязательно начинать с башни. Это могут быть отдельные вещи, которые сделают город современным, интересным, вдохновляющим. Например, в центре Будапешта мы построили высотный МФК, который отлично вписался в существующую архитектуру. Внизу здания расположен ТЦ, есть атриум для проведения выставок изобразительного искусства. На крыше объекта целая деревня из домов.

 

Высотное строительство создает условия для жизни вместе. Так, в Париже, где проживает 12 миллионов человек, нет центра города и периферии, а у нас много центров.

 

                                                 TaunusTurm, Франкфурт-на-Майне (Германия), 2014 год

 

—Кроме роста городов вверх, какие еще тенденции прослеживаются в концепции современного строительства?

 

—Смена функционала здания. Допустим, в Нидерландах существовало большое количество офисников, которые со временем стали пустыми. В связи с этим возникла необходимость перепрофилировать эти объекты в жилье. Еще одна из тенденций — создание МФК, которые мог ли бы использоваться подо что угодно: магазины, жилье, отели. Но под такие объекты не так легко найти инвестора, который привык вкладывать деньги во что-то конкретное. Когда мы приходим к инвестору с проектом МФК, то он говорит, что он не знаком с такими проектами и не понимает, как с ними работать, какая у него будет отдача.

 

—Есть ли в Европе какие-то ограничения по высотности небоскребов? Изучается ли вопрос того, как высотки влияют на окружающую среду в городе?

 

—Воздействие здания на окружающую среду — одна из горячих и обсуждаемых тем. В скором времени по этому вопросу в Париже пройдет конференция. Высотные здания создают определенную, ветреную атмосферу вокруг объекта внизу, влияют на температуру воздуха. Участникам строительного процесса очень сложно подстроить здание под окружающую среду.

 

Для того чтобы оценить влияние будущего здания на окружающую среду, мы используем компьютерное моделирование и симуляционный аппарат. Мы помещаем модель здания в определенный тоннель, где симулируем потоки воздуха. На основании полученных параметров подстраиваем конструкцию здания. Такой симулятор есть во Франции, США, Канаде, и, скорее всего, в России.

 

 

Много внимания уделяется точке соприкосновения башни с землей. Раньше считалось, что башня просто должна торчать из земли. Но когда человек подходит к такому объекту, то ему становится неприятно: вокруг сильный ветер и ничего не происходит. Сегодня мы пытаемся сделать среду вокруг башни комфортной. Например, в Париже в районе высоток мы построили башню, которая вырастает из парка и является одним из его «деревьев».

 

Появилось такое понятие, как «умный город», где мы не просто строим дома, которые живут собственной жизнью и никак не взаимодействуют друг с другом, а объединяем здания в сеть. Дома могут обмениваться электроэнергией, теплом.

 

—Применяются ли еще какие-то «зеленые» технологии в высотном строительстве?

 

—Находиться в высоком здании бывает тяжело. Это своего рода стресс: зайти в замкнутое пространство и на лифте со скоростью 10 метров в секунду подняться на несколько сот метров. Поэтому моя задача как архитектора — сделать высотки не только технологичными, но и комфортными для пребывания людей. Например, воздух в офисных зданиях целиком и полностью поставляется различными системами вентиляции. И для одного из своих проектов я решил придумать и реализовать технологию, которая позволит открывать окна. Это дает почувствовать, что ты на земле: услышать звуки, почуять запахи. На окне установлена специальная перфорированная сетка, которая обеспечивает мягкий переход от внутренней среды здания к внешней. То есть вас не сносит мощным потоком воздуха при открытии окна.

 

 

 

В другом здании через несколько этажей мы создали релакс-зоны — целые этажи-парки. Создаем лоджии и балконы, дизайн которых и современные технологии создают ощущение того, что ты находишься на улице, а на самом деле все эти объекты внутри здания.

 

 

 

Сегодня многие архитекторы соревнуются по высоте зданий. В Азии в данный момент проектируется здание высотой 1 километр. Но с точки зрения архитекторы и человека показатель высоты не интересен. Если взять самое высокое здание в мире — «Бурдж Халифа» высотой 828 метров, то треть объекта пустует. Эта башня была построена из чувства гордости, желания показать владение высокими технологиями.

 

Что касается «зеленых» технологий, то современные здания не требуют дополнительного обогрева. Изоляция настолько эффективна, что человеческого тепла и освещения достаточно, чтобы согреть здание изнутри. Также применяется технология свободного или естественного охлаждения. Ночью в здании автоматически открываются определенные окна, и оно проветривается. На одном из зданий установили ветряную электростанцию, благодаря мельницам которой нам удается получать 65-70 киловатт ампер на кв. метр. Благодаря такой эффективности объект получил сертификат BREAM.

 

 

 

—Многие европейские архитекторы считают, что современным зданиям не хватает «человечности». Какими вы видите современные объекты? Какие проекты в мире вы могли бы назвать шедевром архитектуры?

 

—Очень сложный вопрос. Но действительно, некоторые здания имеют душу: разговаривают, молчат, поют. Среди множества зданий я могу выделить здание банка Гонконга и Шанхая. Объект имеет большой атриум. Само здание находится на конструкции, похожей на мост, под которой проходит городская инфраструктура. Для того чтобы подняться на первый этаж здания, который расположен не на земле, необходимо воспользоваться лифтом.

 

Я бы выделил высотки Нормана Фостера, но не потому, что они уникальны, а потому, что они что-то изменили, внесли что-то новое в архитектуру. Он применил современную концепцию «выставления напоказ». Раньше офисное помещение было небольшим, закрытым и имело иерархическую структуру. Сегодняшняя концепция подразумевает работу в одном большом и открытом пространстве. И это не просто открытие пространство, где люди сидят, а своего рода открытое здание.

 

В Сингапуре есть три башни, соединенные вверху мостом. С эстетической точки зрения они мне не нравятся, но они многое привнесли в архитектуру.

 

Я бы выделил наш проект башни «Маджунга» в Ля Дефанс, который мы сделали дружелюбным со всех точек зрения.

 

Также я отметил бы недавно введенный объект Рема Колхаса в Роттердаме, как пример высотного МФК.

 

                               Башня «Маджунга» в Ля Дефанс
 

                  

 

Просмотров: 5338

Автор: Екатерина Турдакина

Фотограф: Анна Майорова

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Каллиграффитист Михаил Попов:

«Синоптики говорили, что будет ясно, а мне ничего не ясно»

понедельник, 19 апреля

Сегодня

+7
+7
+21
+21
Днем
+7
+7
Вечером
Загрузка...