Галина Зяблицева: «Увидела и подумала: «Очень похож на Есенина»

Интервью с супругой «ветерана уральской политики».

JustMedia.ru продолжает спецпроект, в котором рассказывает о депутатах «без галстуков». Спикеры — жены народных избранников. В нашем очередном выпуске Галина Зяблицева, супруга «ветерана уральской политики», рассказала, какими помнит предвыборные кампании 90-х, как ей удается жить с депутатом и оставаться вне политики вот уже 30 лет. А еще — про венчание спустя 28 лет супружеской жизни, любовь к бондиане и любимом блюде политика.

 

— Галина Ивановна, начнем с традиционного вопроса: как произошло ваше знакомство с будущим супругом? Чем он вас поразил?

 

— Мы познакомились в 1990-м в компании наших общих друзей во время встречи Нового года, то есть почти 30 лет назад. Как обычно с подругами в шесть вечера накрывали новогодний стол, готовили салаты. В какой-то момент до меня донесся сильный и нетерпеливый стук. Мы были на даче, поэтому, очевидно, не сразу услышали, что кто-то пришел. Я побежала открывать дверь. И вот на пороге стоит молодой человек. Большие ярко-голубые глаза, открытый и удивленный взгляд, видимо, он не ожидал увидеть именно меня. Конечно, волосы сразу запомнились — густые, вьющиеся, светлые, я тогда подумала: «Очень похож на Есенина». В компании Евгений был веселым, общительным и на меня обратил внимание. С того времени мы уже 30 лет вместе.

 

— Первый шаг сделал он?

 

— Мы встретили Новый год, он проводил меня домой и буквально дня через два пригласил в Музкомедию на спектакль «Полет на Луну». Мы с ним на этой теме сошлись, оба оказались любителями кино и театра.

 

 

— Вашего супруга относят к «ветеранам уральском политики». Вы были с ним на старте его депутатской карьеры. Можете сравнить предвыборные кампании того времени с нынешними?

 

—Тогда все были молоды, амбициозны, очень резки в своих суждениях и высказываниях. С возрастом люди стали старше, умнее, мудрее, ушла та резкость в характере. Евгений Геннадьевич принимает решения обдуманно, мне нравится в нем эта черта. С годами менялась политическая и экономическая обстановка в стране, расширялись цели и задачи предвыборных программ, но основная суть осталась — это, прежде всего, забота о простом человеке.

 

Черный пиар конца 90-х. ФОТО: Евгений Катыхин.

 

— Говорят, что в 90-е во время предвыборных кампаний депутаты часто сталкивались с угрозами в свой адрес. У Евгения Геннадьевича был такой опыт? Как семья с этим справлялась?

 

— В первые кампании 1994-1995 годов, когда выбирали депутатов Госдумы, были конкретные звонки, предлагали отказаться от участия в выборах или прямо говорили: «Не иди по этому избирательному округу»! Но Евгений Геннадьевич очень упрямый, он не отказывался. Знаю, что несколько раз недоброжелатели резали покрышки его машины.

 

— А вам было страшно за мужа, за семью?

 

— Конечно, было немного страшновато, но я знаю, что Евгений Геннадьевич сделает все, чтобы его семья не пострадала.

 

 

— Насколько в принципе сложно приходится супруге депутата в предвыборный период? Вы гораздо реже видите мужа или вынуждены включаться в процесс и помогать советом? 

 

— Любая избирательная кампания — это всегда волнение. Главное в этот период — сохранить душевное равновесие, спокойствие и гармонию в семье. Когда ты видишь, что у мужа неприятности, что его что-то беспокоит, прежде всего, моя задача как супруги как-то сгладить острые углы и даже, может быть, не спрашивать ни о чем. Евгений сядет за стол, покушает, немного отойдет, расслабится, если его что-то волнует, то он поделится. Один раз он сказал: «Галя, не смотри вот эту передачу. Там увидишь такое, что не хотелось бы знать. Все это ложь, но я не хочу, чтобы ты волновалась или дети чувствовали себя некомфортно».

 

— То есть он оберегал семью от лишней информации?

 

— Конечно, и никогда не приносил обсуждение каких-то политических проблем и неприятностей домой. Если я заходила в интернет и читала что-то нехорошее про него в предвыборную кампанию, а потом расстраивалась, то он всегда говорил: «Галя, не обращай внимания, относись к вещам проще».

 

— То есть вы все равно близко к сердцу принимаете такие вещи? За годы политической карьеры мужа не выработался иммунитет?

 

— (Улыбается) Самое главное — не читать статьи конкурентов и не смотреть телевизор, когда идет предвыборная кампания. Как-то отгородиться.

 

 

— А у вас у самой никогда не возникало желания пойти в политику?

 

— Нет. Женщина в политике должна быть с мужским характером и складом ума, жесткая и даже агрессивная. Я не такая, но я из тех, кто будет рядом, всегда будет рядом.

 

— Говорят, что за любым успешным мужчиной стоит сильная женщина. Вы хотя бы косвенно участвуете в политической жизни супруга: даете советы, когда пишутся законопроекты, критикуете какие-то идеи, направляете?

 

— Я далека от политики. Евгений Геннадьевич самостоятельный, независимый, всегда решения принимает сам. Я могу только выслушать или спросить, как прошло заседание. Из недавнего муж сказал: «Принимали бюджет, как всегда дефицитный, но нужно было его принять, чтобы закрывать острые проблемы в социальной сфере».

 

— А были ли за эти годы какие-то политические инициативы, законопроекты, которые лично вас затрагивали, которым бы вам хотелось уделить внимание?

 

— Это было во времена выборов в Госдуму, когда поднимался вопрос о включении в трудовой стаж 5-летнего обучение в институте и отпуска по уходу за ребенком. К сожалению, тогда не удалось отстоять этот вопрос, независимых депутатов было мало. Радует, что хотя бы отпуск по уходу за ребенком сейчас в трудовой стаж стали учитывать.

 

— То есть вы относите Евгения Геннадьевича к независимым депутатам?

 

— Он не принадлежит на данный момент ни к одной партии, и это у меня вызывает гордость.

 

 

— Какую черту вы цените в супруге?

 

— В момент нашего знакомства — это открытость, энтузиазм, энергия, сейчас — человечность, требовательность не только к себе, но и к окружающим, искренность, доброта, щедрость в отношении меня и детей, забота. Он очень любит своих родителей и семью. Есть еще упрямство. С одной стороны, это очень хорошо отстаивать свою точку зрения, несмотря ни на что, но в семье это иногда давит, потому что ты знаешь, что надо сделать так, как сказал Евгений, хотя я бы сделала немного по-другому. Черта, которая передалась детям — прежде, чем что-то сделать или сказать, они подумают о последствиях. Евгений Геннадьевич всегда корректен и сдержан в суждениях.

 

— Есть ли событие, которое открыло вам мужа с новой стороны?

 

— Это были выборы в Госдуму. Евгений Геннадьевич баллотировался на второй срок, его тогда сняли по каким-то надуманным причинам, был кому-то неугоден. Оспорить решение не было времени, с выборов сняли за пару дней до голосования. Он, конечно, очень расстроился.

 

Наступает воскресенье, день выборов. Помните, тогда была графа «против всех». Вечером нам звонят из штаба, мы удивляемся, что вы там делаете, нас же сняли. Нам в ответ: «Ничего не знаем, мы пришли, мы верим». Народ проголосовал «против всех», никого не поддержали, потому что Евгения Геннадьевича сняли с выборов. По этому избирательному округу через пару месяцев проводились довыборы, вновь была ситуация, когда хотели снять повторно, но, видимо, побоялись, что люди опять проголосуют против всех. Понадеялись на своего кандидата. Но ничего подобного, Евгений Геннадьевич побеждает, мы были счастливы, рады, благодарны своим избирателям. Я тогда очень гордилась супругом.

 

 

— Говоря о гордости, у «Зяблицев-Фонда», основанного вашим мужем, много социальных проектов, есть ли что-то, за что вы испытываете особую гордость?

 

— Во-первых, фонд существует с 1994 года, не помню, чтобы какой-то фонд так долго существовал. Во-вторых, он не просто формально существует, он действительно работает. Мне нравятся волонтеры, люди, которые приходят, избиратели и кто звонит и говорит, как здорово, как хорошо, что вы организовали, например, экскурсию на Ганину Яму, сбор зимних вещей, концерты для учителей. Евгений Геннадьевич назначал стипендии для педагогов, отличников учебы, в свое время помогал собственными стипендиями УрГУ и родному матмеху, поддерживал факультет, выпускником которого являлся.

 

— Вы как-то работали над имиджем супруга? Помогаете ли с выбором костюмов и галстуков для выхода в заксобрание и в свет?

 

— Евгений Геннадьевич обладает очень хорошим вкусом, всегда сам себе подбирает костюмы, рубашки и галстуки. Я могу только подсказать с выбором цвета или ответить, какой галстук лучше подходит к рубашке. А он любит, чтобы я ходила в платьях. В работе мне удобнее надевать брючный костюм, но на торжественные мероприятия — поход в театр или на день рождения — я всегда выбираю платье.

 

— Как распределяются домашние обязанности в семье? Есть ли у вашего супруга коронное блюдо?

 

— Готовлю в семье я, Евгений любит салаты, овощи, морепродукты, его любимое блюдо — рыба сибас, запеченная в духовке в фольге. Когда мы познакомились и стали встречаться, он один раз приготовил ужин — запек цыплят, добавил специй — чеснок, лук, перец, получилось замечательно. На этом все. Наверное, так он покорил мое сердце, и решил на этом остановиться. Сейчас за плитой не стоит, нет времени.

 

 

— Пару слов о воспитании детей. Сходитесь ли вы с мужем в этом вопросе? Евгений Геннадьевич строгий отец или балует сына и дочь?

 

— Сейчас дети выросли и стали самостоятельными, но, когда были маленькими, он, конечно, их баловал. Евгений был депутатом Госдумы трех созывов: мы находимся здесь, а папа у нас заседает в Москве и приезжает только на субботу и воскресенье. Это было счастье, веселье, гам, конечно, он привозил детям подарки, игрушки. Я все время была недовольна, говорила: «Женя, надо привозить игрушки и баловать детей за что-то, за поступки». А он в ответ: «У тебя есть претензии к детям?». Я: «Нет». Он: «Все. Значит, заслужили». Мы всегда отправлялись в субботу и воскресенье в парк Маяковского кататься на аттракционах, ходили на лыжах в парке лесоводов России. Любили развлекательный центр «Луна», катались на коньках, играли в боулинг. Евгений Геннадьевич своим примером приобщал детей к спорту, они вместе начинали играть в большой теннис. А еще в нашем доме всегда были животные — хомяки, рыбки, кошки и собаки.

 

— У детей было чувство гордости, что папа депутат или они предпочитали об этом не распространяться?

 

— Дети у нас тактичные и скромные, они этого не афишировали. Евгений Геннадьевич был узнаваем, когда был депутатом Госдумы. К нему запросто могли подойти на улице, остановить, начать задавать вопросы, он общался. Иногда казалось, он забывал, что рядом стоит и ждет семья, но мы понимали, что для него это важно, доставляет удовольствие. После разговора он разворачивался к нам со словами «пойдемте», и мы шли дальше (улыбается).

 

— Дети пошли по стопам отца? Интересна ли им политика?

 

— Нет, они видели, сколько сил и энергии отнимает эта профессия, поэтому политика никого из них не заинтересовала.

 

 

— Евгений Геннадьевич написал несколько книг. Принимали ли вы в этом участие? Вычитывали, редактировали, выступали в роли критика?

 

— Была больше критиком. Первая книга — «Урал политический без тайн и загадок 1994-1998». Евгений Геннадьевич первый раз шел на выборы в городскую думу в 1994 году, а в Госдуму — в 1995-м. Эту книгу я бы назвала политическим комиксом, там очень много карикатур, фотографий, динамично рассказано о предвыборной гонке, кандидатах, их методах борьбы. Рассказано с юмором, но корректно, и мне это понравилось.

 

— А какая книга сейчас на столе у Евгения Геннадьевича?

 

— Он перечитывает «Агента 007», ему нравится бондиана и в целом книги про сильных, волевых мужчин-интеллектуалов. Например, он любит детективы Ли Чайлда, по одному из которых снят фильм с Томом Крузом «Джек Ричер».

 

— Чем увлекается ваш супруг, когда не занят политикой?

 

— Он любит большой теннис. Его кумир Рафаэль Надаль. Если идут какие-то соревнования, он обязательно смотрит, бурно реагирует, кричит, поддерживает, и сам с удовольствием играет.

 

 

— Наверняка, за 30 лет у вас с мужем сложились какие-то традиции? Что вас объединяет?

 

— Друзья шутят: «Мы говорим Евгений, подразумеваем Галина, говорим Галина, подразумеваем Евгений». Нас даже в шутку называли Евгелина по типу Бранджелины (Брэда Питта и Анджелины Джоли). Все свободное время мы уделяем друг другу. Отпуск проводим вместе — это традиция, за все 30 лет мы его ни разу не пропустили. Есть традиция раз в год выезжать в Москву или Санкт-Петербург перед Новым годом, где проходят записи новогодних огоньков, «Чартовой дюжины», праздничные концерты. В этом году по понятным причинам традицию придется нарушить. Ну и по-прежнему справляем сам Новый год с друзьями на даче. Евгений всегда дарит мне цветы на наши семейные праздники. А еще спустя 28 лет, два года назад, мы обвенчались.

 

— Как пришли к этому решению?

 

— Евгений Геннадьевич познакомился с батюшкой в Крестовоздвиженском мужском монастыре, он этой церкви помогает. Разговоры и общение привели нас к этому событию. Мы обвенчались в один день с нашим сыном и его супругой, в день их свадьбы.

 

— Галина Ивановна, есть ли жизненное кредо или правило, которого придерживаются в вашей семье?

 

— Прежде всего, надо всегда оставаться собой и оставаться людьми, переговоры — вот наилучшее решение любой проблемы, и, как всегда говорит Евгений Геннадьевич: «Будь проще, и люди к тебе потянутся».

 

Просмотров: 7275

Автор: Виктория Озорнина

Фотограф: Антонина Пыжьянова

Поделитесь в соцсетях
Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров