«Неважно, какой у меня телефон и есть ли авто, зато всегда хочется, чтобы была качественная музыка». Основатель «Алхимии» поделился историей своего бренда

Тем не менее, открывать в 2021 году такой магазин он бы не стал.

В Екатеринбурге магическая вывеска «Алхимия» на Ленина, 56 ведет куда-то вниз, в подвальчик, где вдоль стен стоят тысячи музыкальных дисков, развешаны черные футболки с изображением разных групп и играет тяжелая музыка. В центре стоят коробки с виниловыми пластинками с надписью: «Не трогать», а за прилавком - владелец заведения Андрей Шипов.

 

 

В очередном выпуске спецпроекта JustMedia.ru «Выжившие» он рассказал о том, как изменились покупатели, почему важно, чтобы дети слушали рок, чем сегодня живет магазин, а также о том, почему бы он не стал запускать такой проект сегодня.

 

—Почему возникло желание открыть музыкальный магазин?

—Потому что увлекаюсь и интересуюсь различными музыкальными направлениями с 1970-х годов. Это хобби со школьной скамьи. Все мы выросли на  Шувакише («туче») – крупнейшем вещевом рынке СССР.

 

—Когда открылся магазин?

— Идея создать и открыть магазин появилась в 1996 году. Это был медийныймагазин: в одном отделе продавалась музыка, во втором – фильмы. В 2003 году его формат изменили, полностью превратив «Алхимию» в рок-магазин.

 

—Почему «Алхимия»?

—Мы собирались делать сеть магазинов. Название хотелось дать звучное. Очень понравилось слово алхимия. Первый магазин назывался «Алхимия-1». Предполагались: «Алхимия Рока», «Алхимия Блюза». Но рынок позволил сделать только «Алхимию-1» и «Алхимию-2». Потом случился кризис 1998 года, и через 3-4 месяца после запуска второй объект пришлось закрыть.

 

 

—Как выбирали место? Удачное ли оно?

—В 1996 году было сложно найти помещение с муниципальной недорогой, приемлемой арендой. Долгое время магазин находился на Комсомольской, 50. В 2005 году переехали в центр города. Мы платим самую высокую аренду из всех магазинов аналогичного профиля, так как находимся на Ленина. Но мы не уезжаем из этого знакомого всем нашим клиентам места.

 

—В самом начале все диски были лицензионные или пиратские тоже попадались?

—Когда мы открывались, диски были только фирменные. В 1998 году курс доллара вырос в 4 раза, достаток россиян резко снизился. Импорт покупать перестали, рынок начал заполняться пиратскими дисками из Болгарии и Китая, а затем и местной продукцией. В киосках торговали Mp3, и оно было реально плохого качества. В магазине, конечно, такое не предлагали.

В Екатеринбурге пиратские и лицензионные видеокассеты на одних и тех же дупликаторах делал «Екатеринбург АртHomeVideo». На одном этаже склада продавалась лицензия, а в подвале - пиратка. Лицензию плохо покупали, поэтому ее давали на реализацию, чтобы хоть как-то продавать. В 2000-е годы жизнь стала легче, пиратство потихоньку стало сходить на нет, а в 2008 году - очередной кризис - вновь вернулась нелицензионная продукция.

 

—А что случилось, когда пришла цифра?

—Когда пришла цифра, остались только те клиенты, которым надо иметь физический диск. Есть такие коллекционеры и в музыке, и в кино, и в играх. Знаю людей, у которых комнаты под это выделены, во все стены стоят полочки с дисками, винилом. Это образ жизни.

 

 

—Много таких людей в Екатеринбурге?

—Не могу сказать, сколько таких людей в городе, но они есть. К нам приходят постоянные клиенты, у которых тысячи дисков.

 

—А сами не собираете дома пластинки или диски? Может, автографы?

—Сейчас дома только любимые диски, две-три сотни, именно те, которые хочется брать и под настроение слушать. 8 лет назад их было около 5 тысяч. Пришло понимание, что для такого количества нужно много места в квартире, да и прослушать их физически сложно. Время винила ушло для меня в начале 1990-х годов, а автографы когда-то собирал, теперь стал к этому спокоен.

 

 

—Какой формат кажется лучшим? Компакт-диски, винил или кассеты?

—Сейчас выпускают новые, качественные кассеты, но этот формат уже пережит. Кому-то нравится винил, считают, что звук лучший, с чем я не совсем согласен. Он другой: мягкий, теплый. Мне нравится компакт-диск своей кристальной чистотой в звуке, без щелчков, статической пыли. Мне импонирует хороший компакт.

 

—А почему тогда не просто цифровой?

—На компьютере или смартфоне я диски не слушаю. Я немолодой человек. Для меня аппаратура должна быть блочной, качественной - это компакт, вертушка, усилитель, колонки, соответствующие шнуры, хороший диск. Одно цепляет другое. И диск я должен взять в руки.

Такой образ жизни. Мы вышли из другой страны, из СССР, для нас это было популярно, важно. Очень сложно перестроить привычки, которые выработались годами. Моя дочь не собирает никаких дисков. Ей это ненужно, но когда в родительском доме она слушает музыку или смотрит фильм на качественной аппаратуре, то ей очень нравится. Молодежь не тратится на громоздкую блочную аппаратуру, экономя деньги и место, не покупает диски – зачем? Новое поколение, новые ценности. Мне же неважно, какой у меня смартфон, мне неинтересна марка автомобиля. Я в жизни не садился за руль, права не получал. Когда была необходимость, приобрел автомобиль, но ездил с водителем. Мне это неинтересно, зато хочется, чтобы всегда была качественная музыка, диск в руках - другие приоритеты.

 

 

—Что еще потерпело крушение, кроме дисков?

—Умирает все, что читается. Раньше было множество различных музыкальных журналов и книг, которые продавались. Появился интернет, и люди перестали читать на бумаге. Если раньше продавалось примерно по 150-200 штук нового номера журнала ClassicRock, то сейчас - 10 штук. Многие издания закрылись, а оставшиеся изрядно подняли цены. Да, некоторые еще продаются в Роспечати, но люди перестали читать. Интернет заменил все. Не представляю себе, как живут книжные магазины, видимо, на фанатах.

—Но и книги стали не такими интересными…

—Согласен, выпускают все подряд. С музыкой или кино, кстати, также. Найти что-то приличное становится все сложнее.

 

 

—Что покупатели берут сегодня?

—Молодежь чаще покупает пирсинг, нашивки и значки, футболки, плакаты (студенты обклеивают стены в общежитии), сережки, перстни, подвесы. Музыкальные диски молодые люди в большинстве игнорируют, так как все скачивают из интернета.

—А старше 30 лет?

—Люди 30-40 лет покупают футболки. Кому-то они нужны, чтобы пойти на концерт, а у кого-то это стиль повседневной жизни. Одни занимаются винилом, другие покупают диски. Взрослые люди, 50-60 лет и старше - фанаты, им не нужны футболки и тем более железки, они приходят только за музыкой.

 

 

—Как продается винил сейчас?

—Это весьма дорогой сегмент. Есть определенная категория людей, собирающая коллекцию. Корпорация «Компакт–Диск» неплохо торгует винилом – это их товар, который постоянно обновляется. Мы же каждые две недели заказываем новинки рок-музыки на компакт-дисках. Ориентированы на своих клиентов, поддерживаем ассортимент, они это знают, видят и постоянно покупают.

—Заходят ли музыканты в магазин?

—Молодые ребята с гитарами заходят, конечно.  Профессионалы они или любители сложно сказать.

 

 

—Что-то интересное в магазине случается? Сатанисты, панки приходят?

—Ежедневно случается. Постоянно заходят: и сатанисты, и панки, и скинхэды (с иронией). Этого хватает, все очень прозаично. Вчера два панка приходили, хотели купить бандану, но денег не оказалось, потому что были истрачены на бутылку водки. Для потребления ее содержимого вежливо попросил покинуть магазин.

 

—Каким был покупатель 20 лет назад?

—20 лет назад наш покупатель был молодым. Если вспомнить себя (60–70-е), то родители нас мало понимали. Сейчас мы к своим детям ближе, мы стремимся их понять. Мне, например, очень не хотелось, чтобы моя дочь слушала клубняк или попсу, я не против субкультур, конечно. Но и мой ребенок, и дети моих знакомых слушают рок и метал. Мы их так воспитали. Они не зомбированы телевидением, имеют свое мнение, за которое держатся. У них есть свое «я», они могут противопоставить себя большинству.

 

 

—Но ведь кто ходил в 1990-е, 2000-е, они дальше ходят?

—Конечно. К нам в магазин приходят люди, которые повзрослели вместе с нами. Верные «Алхимии», сохранившие ее «тему» в душе на протяжении 10–15 лет. И мы давно уже убедились, возраст – это нецифра в паспорте, а насколько ты себя ощущаешь. Многие говорят: «Хожу в костюме и галстуке, как буду носить футболку?». Да надел и пошел! Вопрос в том, можешь ли ты внутренне раскрепоститься. Я могу. Давно выбрал этот мой повседневный стиль, замечательно в нем себя чувствую.

 

 

—Раньше все было совсем по-другому?

В 1980 –е годы мы приезжали на Шувакиш - большую барахолку, где значительную часть занимали 2- 3 тысячи человек с винилом - и новый запечатанный диск выбирали по оформлению, составу, продюсеру, лейблу. Покупали «кота в мешке» - диск за 100 рублей при средней зарплате 70 рублей. Тратили полторы месячной зарплаты на один диск! Но это было в другой жизни. Сейчас в интернете посмотрел, послушал и решил: надо или не надо. Все просто.

 

—Как сейчас живется рок-магазину?

—Знаете, если бы я начинал сейчас, то не стал этим заниматься. Исключено просто. Молодежи это неинтересно, рынок изменился –музыка ушла в интернет. Мерч (одежда, атрибутика, - прим.ред.) – да, но есть интернет-магазины. Совершенно неприбыльный бизнес. В магазине масса товара, которую надо реализовывать. Поэтому придется продавать, умрем на боевом посту, куда деться с подводной лодки (улыбается).

 

—В 2020-м стало еще тяжелее?

—Когда началась пандемия коронавируса, то со всей страной два месяца были на карантине. Сейчас справляемся благодаря постоянным клиентам.

 

—Но вы же говорите, что поставки случаются, ассортимент обновляется?

—Конечно, есть прямые поставки. Конца не будет, работаем! Из Китая идет железо, из Европы, из Таиланда ждем футболки. Из Германии и Москвы - диски.

 

 

—Какой ассортимент сейчас у магазина?

—Дисков в магазине тысяч под десять, ими забиты все подсобные помещения. Пластинок меньше. Футболок много. Все стены завешаны, в коробках лежат, прилавки забиты.

 

—Как удается сохранять бизнес, чтобы все-таки была прибыль?

—С каждым годом все хуже и хуже. Конечно, прибыль еще есть, на жизнь зарабатываем. Знаете, как говорится, раньше зарабатывал на бутерброд с маслом и икрой, потом с маслом, теперь только на хлеб. Да нет, с голоду не умираем, нормально. Самое главное другое – в этом бизнесе без фанатизма нельзя. Если ты не фанат этого дела, то бесполезно.

 

—Обычно в рок-магазинах звучит музыка, почему сейчас тишина?

—Потому что если включу, нам будет сложно разговаривать. Посреди дня, конечно, что-то играет.

 

 

—Раньше вы проводили автограф-сессии с музыкантами. Почему не делаете этого сейчас?

—Проводили автограф сессии для российских групп до 2008 года. «Catharsis», «Ария», «Коррозия Металла», «Черный Обелиск»…  Здесь за прилавками сидели музыканты, шел поток людей, который получал желанную подпись на фото и уходил.Это были чисто имиджевые акции.Сейчас нам это неинтересно.

 

 

—Вы бывали в аналогичных вашему магазинах за рубежом. Что-то может оттуда в позаимствовалось?

—Бывал. В Испании стоит отличная обувь, в Германии все в порядке с дисками. Товар аналогичный.

 

—Посещали зарубежные фестивали?

—Нет. Предпочитаю классический вариант путешествий: хожу по брусчатым мостовым, замкам, пью пиво, расслабляюсь. Мне нравится простой, спокойный, тихий отдых. Ехать жить в палатке, тусоваться среди 100 тысяч орущих людей целый день – это не мое. Было бы мне лет 30, посетил обязательно.

 

 

—Самые запомнившиеся вам концерты?

—Лучшие концерты – это самые первые, и были они давно: Deep Purple, Nazareth, Uriah Heep. Летал в Москву на Black Sabbath. Было, ух! А сейчас концерт за концертом в череду выстраиваются. Исполнители, как правило, одни и те же. Хотя есть группы, на концертах которых получаю удовольствие. Для меня это Powerwolf, Sabaton и Accept . На их выступлениях эмоции по максимуму. Пандемия кончится, уверен, приедут.

 

—Самая любимая группа?

- Uriah Heep.

 

—А песня?

—Как ни удивительно, еще со школы Eagles – Hotel California. Песен, конечно, много любимых, альбомов, групп, но чтоб по щелчку. Чтобы струны души запели.

 

 

—Как обстоит с конкуренцией в Екатеринбурге среди рок-магазинов?

—Все магазины в Екатеринбурге со своей «изюминкой» иу каждого свой потребитель. Мы не конкурируем друг с другом.

 

—Как так получилось?

—Мы выбираем свое направление. У нас очень много футболок. Не скажу, что мы лучшие по соотношению цены-качество, цены у нас немного выше, но превалируем  в соотношении ассортимент-качество. Есть магазины, где дешевле, но с меньшим выбором, и магазины, где чего-то может быть больше, но с ценой другой.

 

—Сколько сейчас магазинов в городе?

—В Екатеринбурге рок-магазинов штук пять: «Роквилль», «Арканум», какие-то еще. Но все они небольшие идостаточно новые.

 

—После закрытия «Таркуса» «Алхимия» стала самым старым рок-магазином в Екатеринбурге…

—«Таркуса» не стало, как не стало Миши. Мишу «Программу» я знал с Шувакиша. «Таркус» был первым, он открылся, когда таких магазинов не было! «Алхимия» стала вторым рок-магазином в городе. При перепрофилировании в рок-магазин, казалось, что мы «шагнули» на территорию Миши, но наши проекты шли параллельным курсом.

 

Просмотров: 5394

Автор: Дмитрий Тропин

Фотограф: Антонина Пыжьянова

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров