«Сега хачу», микроволновка-убийца и бандитский бизнес на детях. История самого крепкого магазина видеоигр в Екатеринбурге

Ретро-магазин пережил пять поколений консолей, массовый уход игроков в цифру, а посещают его теперь в основном взрослые люди.

Об этих местах мы знаем еще с детства. Некоторые из них изменились, а что-то совсем не узнать, но они до сих пор существуют. JustMedia начинает проект «Выжившие», в котором журналисты посетят культовые места Екатеринбурга, поговорят с их владельцами и сотрудниками и ответят на главный вопрос - как удается выживать и сохранять свой бизнес, несмотря на смену поколений, изменения рынка, возросшую конкуренцию и другие новые трудности.

 

 

Первым «героем» проекта стал специализированный магазин видеоигр «Дискомания» на перекрестке улиц Вайнера и Попова. Его владелец Олег Новиков еще в конце 1990-х обратил внимание на новую детскую забаву под названием «Денди» и, увидев спрос, понял, что на этом можно зарабатывать. Так и родилась идея открыть магазин.

 

 

О трясущихся руках игроманов, бандитском бизнесе на детях в 2000-х годах, «убийстве» картриджей в микроволновке, а также о том, как проекту удалось продержаться на плаву долгие 20 лет, читайте в материале JustMedia.ru.

 

Все началось с поддельных «Денди» в павильоне на Вайнера

 

Сами «Денди», а точнее подделки  Nintendo, но тогда никто об этом не знал, появились в декабре 1992 года. Качеством она была отвратительная, картинка скакала, было далеко от оригинала, но нам казалось, что это ноу-хау. Пошли эти картриджи, появились Sega, PlayStation. Нам самим было интересно потрогать, поиграть. Всем этим мы начали торговать еще в павильоне на Вайнера.

 

 

В 1998 году была попытка цивилизованно начать торговлю, осесть в «Успенском». Около полугода торговали на первом этаже у входа. Потом началась реконструкция ТЦ, и его владельцы решили все разделить на зоны. Мы не вписывались ни в одну из них и решили искать что-то рядом, но обязательно в центре.Нам предложили помещение на Вайнера-Попова. Оно казалось не очень удобным. Вход был не с проходной Вайнера. Еще и второй этаж, на который вела «трудная» лестница. Мы понимали, что тяжело будет сюда заманить покупателей, но в итоге все равно сошлись на этом варианте. Тем более, что по соседству здесь был фотосалон и лаборатория, которые в то время были модными местами.

 

 

Когда мы заехали, началась эра «PlayStation 2», Nintendo Game Boy – модели Pocket, Color, Advance. Ими мы занимались единственные в городе. Все, кто уезжал в отпуск, брали портативные устройства, чтобы занять детей. Пожалуй, это был пик популярности – карманные телефоны еще не все могли себе позволить.

 

 

Мы пропали из поля зрения, но жаждущие люди нас находили. Это сейчас все можно найти за 5 минут в телефоне, а тогда все было по-другому: листовки, плакаты на заборах, когда все было перекрыто. Давали рекламу по телевизору в популярной тогда передаче «Мегадром Агента Z». В начале 2000-х годов с Вайнера убрали все павильоны, превратив ее в красивую пешеходную улицу. Магазины, расположенные на ней, приобрели смысл ТЦ. Тогда не было мощных конкурентов в лице «Меги», «Гринвича», и нас здесь находили.

 

Дети приходили просто посмотреть, купить не могли

 

Раньше была только «пиратка» [не лицензионная продукция, копии – прим. ред.], но и она стоила недешево. Люди в то время не были богатыми, поэтому позволить себе новые игры могли только очень обеспеченные. Были бартеры с Эмиратами.

 

 

Прибегали дети, смотрели широко раскрытыми глазами, но купить, разумеется, не могли. Им было за счастье просто посмотреть в телевизор, как там что-то двигается. Было время, когда на весь двор у детей было две-три игровые приставки. Нужно было дружить с тем, у кого она есть, приходить в гости играть.

 

 

Потом началась эра компьютеров, у последнего было больше возможностей. Это набирало обороны, но было очень дорого, не говоря об интернете. Для того чтобы скачать игру, надо было заплатить за такой трафик, что проще купить игру на диске. Дети тогда скидывались на карточки, играли в «Diablo», «Героев».

 

 

Раньше у покупателей аж руки дрожали, хотелось все обсудить, а сегодня все молча и без эмоций

 

На наших глазах выросли целые поколения. Иногда к нам заглядывает какой-нибудь бородатый дядька и говорит: «Блин,это мое детство, я к вам ходил. Вы меня не помните?». А мы помним. Отвечаем ему: «Ты вот такой ходил (показывает на уровне пояса)». Он рассказывает, что все выходные пропадал здесь, а сегодня игры ему уже неинтересны, просто зашел поностальгировать.

 

 

Если вспоминать то время, то оно более теплое. Раньше клиенты приходили и обсуждали игры. Собирался целый клуб по интересам. Люди обменивались телефонами, делились эмоциями о том, как классно игру прошли. Человеческие отношения были настоящими, была энергетика от увиденного. Каждая покупка новой игры вызывала радость, которую люди не скрывали. У них аж руки дрожали от удовольствия.

 

 

Сейчас такого нет. Человек просто заходит, молча, берет игру, прикладывает карту и уходит, «варясь сам в себе». Потом прошел игру и как перегорел. Возможно, обсуждения сместились в интернет, но живые, мне кажется, интереснее.

 

Да и все стало намного проще. Приходят родители, достают телефоны, показывают фотографию с тем, что хотят их дети. А раньше были письма Деду Морозу, аля: «СЕГА ХАЧУ» (смеется) и так далее. Немножко этого осталось. Пришла недавно бабушка, сверила фотографию, что ее не обманули, получила удовольствие. И ты тоже доволен, что увидел живого человека.

 

 

Да и индустрия игр теперь не для детей. «PlayStation 4» – это для взрослых. Детям дают поиграть, но, как правило, папы покупает себе. Плюс дети сейчас более правильные – катаются на велосипедах, играют в футбол, раньше это мало кого интересовало. Зачем мне велосипед, если могу в приставку поиграть?

 

Кражи приставок под кашель и бандитский бизнес на детях в 2000-х годах

 

Был в 2000-е «бизнес» на детях, которым родители давали деньги на покупку картриджей. Подходит ребенок к витрине, а его уже ждет целая банда, чтобы тряхнуть. Доходило до того, что юные посетители просили проводить их до трамвая, боясь, что на выходе у него заберут ценную покупку. Такие дикости. Все основные покупки совершались с родителями. Не потому что родители не разрешали им этого делать, а потому что дети могли оказаться просто без денег.

 

 

Случались и кражи. Сейчас мы отделились – дорогие вещи стоят через прилавок. Раньше все приставки были выставлены там, где кружки у входа. Когда вышла «PlayStation 2», были ценники в районе 14 тысяч рублей – это очень большие деньги по тем временам. Их крали несколько раз. У кассы продавцу заговаривали зубы, а у стеллажа в это время подбирали отмычки. Там штука с рычагом. Стоял хруст, нужно было кашлять в этот момент, чтобы отвлечь продавца. Потом ставили сигнализацию, в момент открытия все пищало, сейчас актуальность пропала, за кружками никто не полезет.

 

 

«Убийство» картриджей в микроволновке и агрессивные клиенты

 

Раньше все образовалось из пустого. Появился «Закон о защите прав потребителей» - человек мог купить игру, а потом вернуть, потому что она не работает. И покупатели стали этим пользоваться. Так, у нас есть постоянный клиент, который начал приходить к нам еще будучи ребенком. Он покупал картриджи «Денди». Когда проходил игру, спокойно клал их в микроволновку - в его семье она была уже тогда, и включал. Картридж портился, и он нам его спокойно возвращал. Мы проверяли - да, не работает. Он довольный выходит с новым, а мы списываем. Как не сжег микроволновку, непонятно, видимо, она какая-то не убиваемая была (смеется). Когда повзрослел, то сам рассказал нам про эту его аферу.

 

 

Как-то был случай, что очень обеспеченный покупатель просил поменять диск. У него была печатка золотая с бриллиантом, и он провел камнем по стеклу, оставил след и испортил.

 

Зависит многое от сознания людей, наглости. Был период, когда люди оказались не готовы к активации дисков в интернете. Человек привык как в приставке – вставил, оно должно работать. Тут же издатель решил привязать тебя и сделал активацию, тот же «Counter-Strike». Человек не хочет с этим мириться, покупает диск, а потом возвращается и кидает его в продавца со словами: «Почему оно не работает? Это ты виноват». Зачастую это раздражение было от незнания. Но в какой-то период этой агрессии со стороны клиентов было очень много. И не каждый такое стерпит. Так, от нас ушел один продавец, который работал аж с 2002 года.

 

 

Конкуренция всегда была и будет

 

Конкуренция всегда одинаковая. Начиная с павильонов: был наш, был напротив. Потом мы сражались с магазином «Игроман» на Вайнера. Последний как бы поймал пик, когда был рассвет компьютерных игр. Но как только появилась «цифра» [онлайн-сервисы цифрового распространения игр и программ – прим. ред.], они закрылись. Когда индустрия начала уходить в этот режим, стало понятно, что нужно что-то искать. Тебе словно ударили по рукам и отобрали большой кусок денег. Пришлось вернуться к ретро.

 

 

Когда-то был «Игровой мир» на Большакова. Он открылся раньше нас, и у него было больше рекламы и форматов. Магазин существовал долгое время, его знал весь город, но он все же закрылся, а мы - нет. От него осталась точка больше с сувенирами в «Радуге-парк». Еще в «КИТе» была «Сфера».

 

Появление больших торговых сетей на нас повлияло не сильно, потому что наши идеи продаж отличаются. Может быть, мы немного теряем, но нам хочется, чтобы мы продали, и человек ушел довольным. Он получил эмоции, он придет снова и скажет, что классную штуку в прошлый раз посоветовали, не обманули его надежд.

 

 

У нас, конечно, тоже были трудные времена: падение зарплат, закрытие точек. Обо всем об этом наряду со мной может рассказать один из наших продавцов Антон, который с нами уже 13 лет. Пока цифра совсем не «даванула», было пять магазинов: в «Дирижабле», на Родонитовой, где мини-рынок, в «Мегаполисе», на Попова и на Уралмаше. В последнем в 2007 году как раз и начал свой путь Антон. Но проработал он там недолго. Точку пришлось закрыть. Во время кризиса 2013-2014 годов отказались еще от двух точек. В итоге сегодня мы представлены в «Мегаполисе» и на Попова.

 

 

Иногда конкуренция бывала не совсем вменяемая. Например, человек набрал новинок и не может их продать. Начинает демпинговать. Мы к таким ситуациям с избытком привыкли. Иногда в убыток получается поработать, но на одном теряешь, на другом зарабатываешь. Жизнь такая. Даже если у тебя есть опыт, все равно где-нибудь, да присядешь. Без этого невозможно.

 

 

В целом, понятно, что все игроки рынка друг друга знают, общаются. У нас одни поставщики. Мы наливаем масло с одного ведра, потом уже каждый предоставляет свой сервис. Бывает, что человеку здесь удобно территориально. Самый центр – район офисов, человек отработал, зашел после сюда. В этом плане труднее выживать, когда всех отправляют на удаленку – они сидят дома, ехать далеко не охота, покупают все возле дома, либо в интернете.

 

Порой коллекционеры приносят такие вещи, которые мы сами никогда не видели

 

 

Сегодня много проходных игр. Человек купил, прошел и обратно нам принес. Мы с комиссией их забираем, а покупатель новое что-то приобретает. Не то чтобы мы за бесценок такие товары приобретаем... Тут идея в том, чтобы игра не лежала без дела, а человек, который не может себе позволить купить за полную цену новую, мог выкупить дешевле. Таким образом, мы поддерживаем спрос на игры.

 

 

Часто к нам приходят люди и просят купить за какие-то деньги их коллекции, хранящиеся в коробках в кладовых. Встречаются в таких завалах и хиты. На эти продукты тоже находится какой-то покупатель, который хочет вспомнить, что было раньше. Вот телевизор стоит тут, он не рабочий, но в антураж хорошо вписывается.

 

 

Старые диски приносят, например, от первой PlayStation. Мы, когда вышла вторая, что не продали, просто выбросили, потому что пропала популярность. Конечно, потом пожалели, что так сделали.

 

 

Многих коллекционеров сдерживает отсутствие свободного места. Один из таких  попросил придержать подборку комиксов – просто некуда ставить. Решает проблему стеллажей. Говорит, надо комиксы пристроить, хотел под кровать убрать, но залез туда – а там уже лежат. Это такой момент, что у очень многих людей, болеющих этим, некуда ставить. В основном этим занимаются состоятельные дяденьки.

 

 

К нам заглядывают коллекционеры из разных городов: Сочи, Красноярск, Тюмень, когда бывают проездом в Екатеринбурге. Они даже не особо покупатели, но им просто интересно, что здесь есть, поэтому всегда посещают.

 

Порой появляются такие вещи, которых мы сами никогда не видели. Например, приставка Atari Jaguar. Вещь дорогая, поэтому продавали ее полгода. История у нее непростая. Еще вначале 1990-х ее привезли из Эмиратов для директора крупного завода. Тот хотел подарить приставку сыну. Так получилось, что он отложил ее,а потом внезапно умер. Абсолютно новый аппарат в его кабинете нашли только спустя много лет, уже в 2000-х годов. Никто не понимал что это, зачем и куда. Нам ее принес человек, рассказал историю, сказал, что поиграл в нее и хочет продать.

 

 

 

Мы когда ее выставили, люди приходили просто с ней фотографировались. В итоге ее продали одному из коллекционеров. Сейчас так жалко, ведь это вещь с историей. Не как с вещами со склада – ты купил, завез, продал. И она была новая, в коробке простояла. Конечно, сейчас бы поставил ее здесь, она бы радовала глаз. Да и какова бы теперь была ее цена, учитывая, что в России Atari Jaguar почти не встречалась – продано было всего 2-3 штуки.

 

 

У всего есть история. Вот рабочая «Электроника» 1994 года выпуска.Стоила она 25 рублей – почти четверть зарплаты. Ее, разбирая старые вещи дома, нашла у себя женщина и отдала нам за копейки. Сказала, что цена не принципиальна, просто она видит, что у нас это все это красиво стоит, а у нее дома просто будет пылиться.

 

 

Еще одним украшением магазина стала композиция фигурок из полимерной глины. Их делает один местный житель. Придумывает экспозиции, сам изготавливает. Однажды  попросил выставить их на продажу: это «Contra», слоник «Денди» и Дюк Нюкем.

 

 

Диорама – тоже труды увлеченного человека. Правда, он обычно для друзей делает.  Кстати, ее делал тот самый уничтожитель картриджей в микроволновке (смеется).

 

Тот, кто у нас работает, не может жить без игр.

 

К нам приходят устраиваться на работу игроманы. Рассказывают о том, что они пропускали уроки, не ходили в школу, играли в приставку и теперь хотят быть с нами.Так, один рассказал историю о том, как папа прятал шнуры от приставки, но он покупал новые  и дальше играл. Я не к тому, что хорошо, что он бросил школу, но это в некоторых людях это не исправить.

 

 

Тот, кто у нас работает, не может жить без игр. Продавец колбасы приходит домой и не может на нее смотреть, но кушает. У нас здесь не так. Он продает, приходит домой – поиграл, еще друзья приходят – тоже. Он во всем этом варится. Иначе человек тут не приживется.

 

 

Игры разные бывают: массовые и для избранных. И последние тоже надо продавать. Для этого надо рассказать о них, а чтобы это сделать, надо самому разобраться и поиграть (улыбается). Человек не знал, а ты ему открыл темную сторону игры, чтобы тот удивился, как это он прошел мимо нее.

 

 

Я сам если честно вообще не игрок, только слушаю, кто и что говорит. Меня не затягивает. А вот наш продавец Антон этим увлечен. Правда, как он сам признается, до прихода к нам, играми почти не интересовался. Но сейчас у него дома своя коллекция, а моя - здесь (показывает на стеллажи).

 

Задумка – превратить все в музей

 

На витрине есть комиксы, артбуки. Когда была мода на покемонов, запустили в печать книжки для детей. Бесполезная, казалось бы, штука, но учитывая наш профиль, она смотрится. Коробки пустые наверху стоят для красоты. «PlayStation 3» исчезла, хотя это было не так давно. Много коллекционных изданий. Все что стоит на витринах – рабочее. Все что там где-то еще лежит, подлежит восстановлению.

 

 

Есть некоторые задумки о том, как все это обыграть, чтобы было больше похоже на музей. Чтобы человек, даже если ничего не купил, получил здесь какие-то впечатления, эмоции и потом поделился этим с другими.

 

 

Индустрия игр – развлечение и хочется сделать на этом акцент, чтобы у нас было интересно не только гикам.

 

Фестивали, игровые зоны и разочарование в журналисте Антоне Логвинове

 

В качестве игровой зоны нас приглашали на многие фестивали. Были на U:Con, Астроконе, RED. Периодически участвуем в Азии Бриз. Но в последнее время ничего не планируется. Мы выставляли ретро-консоли, тащили свои телевизоры, ставили игровые места. Люди могли поиграть в разные приставки, начиная с «Денди» и заканчивая самыми новыми.

 

 

На U:Con в игровой зоне сидел знаменитый журналист Антон Логвинов, но мы в нем разочаровались. И он, наверное, в нас. Там стоял Dreamcast с «Солдатами фортуны» и они тормозили. Игра сама по себе не оптимизирована. Он сел и его тут же убили, после чего он заявил, что это подделка. Не получилось – уйди спокойно, не должен публичный человек такие заявления делать. Наверное, его наши «Солдаты фортуны» тоже разочаровали, и поэтому он перестал посещать Екатеринбург.

 

 

В магазине мы не можем поставить игровую зону. Во-первых, они громоздкие и у нас нет столько свободного времени. Во-вторых, здесь бывают разные люди, свободный вход. Это позволит всем тусоваться, школьники будут за стендами стоять.

 

Магазин и видеоигры сегодня

 

Новые игры стоят по 6 тысяч + 45 тысяч приставка. В наших экономических реалиях может и на гречку не остаться.

 

 

Игры нам поставляют, а приставки отдали в большие сетевые магазины. Но и им тяжелее все контролировать – не могут позволить себе обмен, ассортимент меньше. Мы работаем на человеческий фактор – идет общение с человеком. В крупной сети ты взял со стеллажа диск, к тебе никто не подошел, ты сам все почитал и выбрал.

 

Когда началась пандемия, заработали интернет-продажи. Мы работали на вынос: человек создавал заказ, подходил к магазину, а мы выносили пакет или доставляли на дом. Это был такой пик, когда всех закрыли дома и были деньги. Финансовые запасы закончились, все прекратилось.

 

 

Раньше, конечно, было проще в плане новинок. Ты ни от кого не зависел, они появлялись у всех одновременно. Сейчас маленькие компании не могут сотрудничать напрямую. Малый бизнес получает товар, когда рынок насытиться, а на старте нас немного игнорируют.

 

В выходные продажи зависят от периода времени, от загруженности центра. Здесь по Вайнера все видно. Если какая-то движуха происходит, то и у нас что-то происходит. Если весь народ загоняют, то и у нас все замирает. Центр более привязан к работе. Если магазин в спальных районах, то там люди, постоянно живущие рядом: вышел за хлебом, вернулся с диском или приставкой. Хлеб забыл - такое бывает. Здесь все более целенаправленно.

 

 

Во времена дефицита нужно было покупать все заранее и где-то хранить а, значит, снимать склад. На Новый год всегда запасались с августа. Сегодня склады не нужны. Товар идет из Москвы всего 3 дня. Плюс спрос плавающий – если сегодня запастись, то послезавтра может оказаться, что товар никому не нужен.

 

 

Продавать, конечно, нужно то, что массовое. Хотя у нас в ассортименте довольно много ретротоваров. Это наша фишка. Так, Nintendo делали переиздания своих приставок, мы вовремя урвали, и когда люди начали искать этот товар, то он у нас был. В реализации такого раритета помогает интернет, заказы приходят со всей России. Человек где-то нас увидел, купил дистанционно. Приезжие из других городов, говорят, что такого формата у них нет. Акцент у всех больше на современные консоли.

 

 

Конечно, большое упущение производителей культовых игр, что они издаются на иностранном языке. Многие вещи не переводят, и поэтому у нас они особо не заходят.

 

 

 

Просмотров: 7498

Автор: Дмитрий Тропин

Фотограф: Антонина Пыжьянова

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров