Аркадий Чернецкий: «В начале борьбы за ЭКСПО никто не верил, что Екатеринбург дойдет до финала. Сейчас мировое сообщество нас признало»

Сенатор Совета Федерации встретился с представителями бизнеса.

Накануне сенатор Совета Федерации Аркадий Чернецкий принял участие в ТОП-клубе. Авторитет и влияние бывшего мэра Екатеринбурга с годами не снижается. Поэтому конференц-зал отеля «Онегин» оказался забит под завязку.

 

Как ни странно, на самую актуальную тему – тему выборов главы Екатеринбурга – сенатор практически не говорил, лишь вскользь упомянув возможные последствия смены власти. Однако темы подготовки к ЭКСПО-2020, Большого Екатеринбурга и стратегического плана оказались не менее интересными.

 

«Важно, чтобы нашу заявку представляли люди с высоким статусом»

 

Работа, которая была проделана заявочным комитетом, администрацией города, региональной властью, федеральной властью, она, конечно, даром не пропала. То, что я называю обязательной программой, то, что необходимо было выполнить в первую очередь, чтобы быть допущенным до финала голосования, мы сделали, причем очень хорошо. Если в начале пути очень мало кто верил, что Екатеринбург может дойти до финальной части состязания, то сегодня шансы Екатеринбурга оцениваются достаточно высоко, и все мировое сообщество нас признало, как серьезного соискателя права проведения выставки. Сейчас остается этап самый сложный, это этап международного лоббирования выставки. Нам нужно решить вопрос с руководителями достаточно большого количества государств, которые нас должны поддержать и дать команду своим голосующим делегатам, чтобы они проголосовали именно за российскую заявку.

 

 

Важно, чтобы работали, представляли нашу заявку люди с высоким статусом. Достаточно сказать, что сейчас активно работают шейхи. На последней презентации в Париже от Эмиратов с докладом выступала принцесса.

 

«Политическая стабильность – основа нашей заявки»

 

Могут или не могут повлиять на результаты итоги голосования 8 сентября? Естественно, все государства смотрят в первую очередь на социально-политическую стабильность в государстве в целом. Но когда мы подавали заявку, одним из пунктов, который мы считали конкурентным преимуществом, была политическая стабильность в регионе, терпимость, толерантность, мирное сосуществование в течение большого количества времени людей различных национальностей и конфенсиональной принадлежности. Мы это декларировали, как основу нашей заявки. Для любой страны принципиально важно, чтобы выставка проходила в спокойном месте, без потрясений, чтобы не было никаких катаклизмов. Поэтому я надеюсь, что ситуация в нашем городе сложится таким образом, чтобы не было никаких сомнений, что преемственность власти обеспечена, что люди, которые придут во властные органы на очередном этапе после выборов, они будут придерживаться той же самой линии, они будут поддерживать идею проведения ЭКСПО в Екатеринбурге и все сделают для того, чтобы это мероприятие прошло с максимальным успехом.

 

 

Я бы не стал трагедизировать ситуацию, что вот, мол, если сейчас придет не тот кандидат, то все развалится. Наверное, это был бы очень упрощенный подход. Но если мы сегодня дадим основания для того, чтобы какие-то изменения выплеснулись на мировой уровень, в мировые СМИ, то это на пользу нам не пойдет. Все эти гей-скандалы, Сноуден, ситуация в Сирии нам не в жилу. Потому что некоторые страны голосуют с оглядкой на Великобританию или США. Да и вообще, будет очень сложно объяснять, что в России ситуация стабильна.

 

«Многие пункты Стратегического плана мы перевыполнили»

 

Идея Стратегического плана у нас появилась в середине 1990–х. Но тогда она была нереализуема в силу объективных причин. Например, городу нужна была западная фильтровальная станция. В 90-х годах стабильно в каждом районе на один-два дня отключали воду. Ее попросту не хватало. Но и строить ее тогда было не на что. Но когда появился Стратегический план, стало легче привлекать частные инвестиции, ведь ни у города, ни у области денег не было. В те же годы разваливался транспорт. Главной проблемой было автобусное сообщение. Тогда мы влезли в кредит Мирового банка, купили 146 гармошек и околот100 маленьких автобусов. Государство тогда поступило с нами по-свински. После обвала 1998 года нас заставили платить проценты по новому курсу, хотя Минфин к тому времени по кредиту рассчитался и с нас тряс проценты. Но с помощью Стратегического плана мы потихоньку вставали на ноги.

 

 

В 2009 году мы проводили ревизию Стратегического плана и обнаружили, что многие пункты мы перевыполняли. Появились новые ориентиры. А что-то, что не выполнили, пришлось убрать из-за неактуальности. Например, у нас в плане был проект «Связь – вызов века». Согласно этому проекту мы должны были к 2008 году установить 700 тысяч домашних телефонов. Когда мы делали этот проект, домашний телефон считался роскошью. А в 2008-м у всех уже было по два мобильника, и домашние телефоны были неактуальны.

 

«Большому Екатеринбургу сопротивляются мэры городов-спутников»

 

В замороженном состоянии проект Большой Екатеринбург. Этот проект нужен, нельзя его исключать. Это вопрос политической… Как бы выразиться, не обидев губернатора… Зрелости? Смелости! Надо его решать, несмотря на гордость городов-спутников. Бывает, на юге встречаешь земляка. Спрашиваешь: Ты откуда? Из Екатеринбурга. А где там живешь? В Пышме… Но при этом когда говоришь об объединении, все напрягаются.

 

 

Когда мы говорим, что Екатеринбург должен стать большим, то никакой гигантомании у нас нет. Мы говорим только о прилегающих территориях. Первоуральск — это уже не Екатеринбург, а самостоятельная точка роста. Я говорю только о ближнем поясе, где этот процесс носит органичный характер. По сути уже есть единый рынок труда, жилья, транспортная и энергетические системы. Что мешает? Не хочет мэр Березовского быть главой района?

 

Фоторепортаж с ТОП-клуба смотрите здесь.

Просмотров: 2941

Автор: Евгений Катыхин

Фотограф: Донат Сорокин

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости

Новости партнеров

Loading...